На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Неспешный разговор

21 138 подписчиков

Свежие комментарии

Наше законодательство заметно запаздывает

Пригласили на стрим заместителя председателя комитет а Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Андрея Николаевича Свинцова и задали несколько вопросов вместе с почетным адвокатом России Красновым Дмитрием Анатольевичем. Поговорили про министерство пропаганды, про голую вечеринку, про воспитание подрастающего поколения, про возвращающихся с СВО и многое другое. 

Ссылка на запись стрима.

00:06 Иван Кондаков: Здравствуйте, Андрей Николаевич. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Сегодня, безусловно, мы поговорим об информационной политике и о законах, которые принимаются нашим государством, что говорить, для информационной защиты нашей страны. Потому что нынешний характер боевых действий таков, что приходится защищаться не только на поле боя, не только отстаивая рубежи нашей родины, но и в информационной среде.

Ведь если в Великую Отечественную войну мы, конечно, не могли такого представить, чтобы пропагандисты Геббельса вещали примерно на соседней радиоволне с Левитаном и проталкивали, так сказать, свою повестку, то сегодня, к сожалению, это так есть. Это такова реальность, и мы вынуждены на это реагировать. Первое, что хотелось бы спросить насчет тех законов, тех актуальных законов, которые безусловно очень радуют наше гражданское общество, что наконец-​то взялись за всех тех людей, которые долгое время, по сути говоря, вели подрывную деятельность в нашей стране.

Это не только негатив в отношении России, это и откровенные были предложения от разных деятелей, вплоть до того, что скинуть ядерную бомбу на нас и так далее. Вот недавно правнучка Чкалова так сказала. Я не знаю, чем эта женщина еще известна, кроме того, что она позорит своего прадеда. Видимо, ничем.

И тем не менее, наконец, у нас начинают принимать законы и даже на днях в информационном пространстве появился информационный такой повод о том, что будут конфисковать имущество у тех… В народном сознании я как обыватель, понимаете, сужу. Вы как профессионалы, как законодатель, Дмитрий Анатольевич, как применитель, практик. Поэтому у меня такой обывательский вопрос: действительно ли будут у всех этих врагов наконец-​то конфисковывать имущество, как завещал не товарищ Сталин, конечно, но действительно, как такая мера, чтобы их остановить? Действительно ли идет речь о конфискации, или есть какие-​то нюансы и тонкости, чем-​то отличающие данное законодательство, скажем так, от советского аналога 30-х годов?

02:45 Андрей Николаевич: Я думаю, и многие коллеги со мной согласны, что всё-​таки наше законодательство, оно всегда опаздывает. И все те меры, которые мы сейчас принимаем, спустя два года с момента начала специальной военной операции, спустя 30 лет с момента развала Советского Союза, уже больше даже, это, конечно, меры очень запоздалые.

И та, как её все называют, «пятая колонна», которая действительно системно занималась разрушением нашего национального самосознания, нашей национальной культуры, причем не только русской, но и других народов, то есть всячески продвигала очень четко спланированные, скоординированные тренды и смыслы, которые уже активно навязали европейским странам, безусловно Соединенным Штатам, Канаде.

Мы иногда видим небольшие какие-​то куски каких-​то сюжетов, каких-​то переписок в социальных сетях, вообще каких-​то событий происходящих в Канаде и Соединенных Штатах, когда детям в возрасте 10, иногда даже раньше или 12-13 лет на полном серьезе объясняют, что ты не мальчик, ты девочка, хотя это обычный мальчик. Это настолько для нас чудовищно и как бы далеко во всем, эмоционально и даже географически, но когда ты начинаешь вникать и изучать все элементы литературы, которая насаждалась нам десятилетиями здесь и входила в мейнстрим. Все эти писатели, которые сегодня сбежали, которые сегодня финансируют, чудовищно просто, фактически блок НАТО.

Потому что на Украине воюет блок НАТО и не только руками украинских граждан, а вообще там огромное количество наемников, кадровых офицеров. Последние события, когда сбили ИЛ-76, буквально несколько дней назад, есть информация, что непосредственно этим комплексом «Патриот» управляли американские кадровые военные.

То есть там воюет НАТО против россии. И эти подонки (по другому нельзя назвать) финансирует армию НАТО. Поэтому все это стало возможным именно из-за системного, очень качественного, правильного подхода к разрушению нашей страны во всех смыслах. Мы помним (у Дмитрия тоже огромное количество таких фактов, потому что он принимал участие как адвокат в защите), когда системно уничтожали предприятия.

Не только оборонно-​промышленного комплекса. Мы видели, как в 90-е и начало 2000-х просто на металлолом сдавались уникальные станки. Когда останавливались производства, которые сложно перезапустить, и чтобы их перезапустить, нужно было проектная документация. Эта проектная документация системно уничтожалась путём уничтожения целых научно-​исследовательских институтов. То есть эта работа, она сейчас, с расстояния 10-20-30 лет, видится, как какой-​то некий хаос — просто Россия впала в какую-​то бездну. Никакой это не хаос! Это действительно спецслужбы, которые переиграли наших руководителей и политических, и видимо, руководителей специальных служб Советского Союза. Переиграли. Где-​то внедрили, где-​то подкупили, где-​то в моменте просто воспользовались уже какой-​то определенной ситуацией, которую они десятилетиями аккуратно создавали. Национальный вопрос, та же самая западная пропаганда, внедрение каких-​то лидеров мнений.

Сейчас тысячи лидеров мнений, поэтому может быть и нет таких ярких как в советское время, когда один-​два человека создавали какие-​то тренды. Сейчас таких людей тысячи, сотни! И конечно каждый из них имеет свою аудиторию, паству, которую он годами-​годами воспитывает, создает определенный имидж.

К нему есть доверие, его кто-​то финансирует. Ведь, действительно, сейчас, когда мы начинали принимать законы о иноагентах, сначала поднялся вой, и все законы принимались потихонечку, ужесточались потихонечку. Сначала просто маркировка иноагента. Вой такой поднялся дикий просто! Что всё, свободы слова не будет, 37-й год, вы всех решили уничтожить, расстрелять всю интеллигенцию. Мы говорим: подождите, мы просто просим (даже, по-​моему, никакой ответственности по-​началу вообще не было) маркировать. Что вы получаете деньги из-за границы, не знаю, каких-​нибудь фондов, которые, соответственно, финансируются другими американскими, как правило, либо корпорациями, либо напрямую специальными службами, Министерством обороны или иными структурами. То есть мы просто говорим, просто скажите, что вы получаете деньги. Мы же ничего не просим. Просто скажите. Всё, был вой.

Потом вроде потихонечку стали маркировать. Потом, когда началась Специальная военная операция, большинство из них ярко проявились, на какой они находятся позиции, что они вообще из себя представляют. Конечно, тот закон, который сейчас принят Государственной Думой(по-​моему, вчера мы второе и третье чтение прошли), направлен в Совет Федерации. Я думаю, на следующей неделе Совет Федерации его примет, направит президенту.

Президент его конечно же подпишет, потому что это закон в защиту нашего государства. Здесь уже речь идет даже не о каком-​то конкретном человеке или категории граждан — это вообще государство, страна. Вообще будет она существовать в этих границах, в других. Просто территория, население, власть в том виде, в котором она сейчас есть. То есть это закон, который сразу говорит о том, что если мы упустим этот момент, то государство под названием Россия просто через какое-​то время перестанет существовать.

И это абсолютно понятно, потому что против нас колоссального масштаба специалисты во всех смыслах. Военные. Вы видите, какое количество вооружения всех мастей против нас используется. Это специалисты по диверсионной деятельности. Вы видите, постоянно что-​то прилетает, что-​то взрывается. Это не просто так. С территории Украины не все долетает. Наверняка, что-​то здесь диверсионной группой тоже, так сказать, проводят свои операции. Это действительно огромная работа. Наши спецслужбы, надо отдать им должное, держат эти удары и держат их достойно. И наши вооруженные силы, конечно, просто великолепно себя показали.

Одна страна воюет сразу с целым блоком НАТО,где 25 даже больше процентов мирового ВВП. Поэтому здесь мы понимаем прекрасно, что тот закон, который мы приняли — это снова очень мягкий, такой комфортный для всех, аккуратный закончик. Но там прописано так, что может быть конфисковано имущество (мы сейчас говорим непосредственно об этом), которое использовалось для, например, создания фейков. Из чего? Что это может быть за имущество? Смартфон, компьютер. Как бы несерьезно. Это несерьезно.

Поэтому, в общем-​то, это отметили определенные специалисты. Говорят: «Что вы ерундой занимаетесь, по большому счету, депутаты, государственной думы единогласно? Будете конфисковывать смартфоны? Но это же смешно». Поэтому, опять же, подчеркну, — это первый такой как бы сигнал. Понятное дело, что в рамках следственных действий можно пойти чуть дальше. Если ты фейк создал, разместил, понятно, забрали у тебя смартфон, компьютер и так далее. Но если ты начнешь финансировать…

А в основном все они это открыто признают, что мы финансируем Вооружённые силы Украины, Вооруженные силы НАТО, мы часть Вооружённых сил НАТО, которые воюют с Россией. Значит, это непосредственно враг. То есть здесь какого-​то двойного трактования не может быть. То есть человек финансирует войну против России. Значит, он враг России.

Поэтому, если ты финансируешь, всё твоё имущество, акции, всё, что приносит тебе доход, кроме, может быть, личного велосипеда, это в общем-​то идет на финансирование войны, и значит, тоже может быть конфисковано. Поэтому, когда мы принимаем закон, он визуально мягкий, но дальше его можно, во-​первых, правильно применять, а во-​вторых, его можно и подкорректировать. Мы сейчас посмотрим. Действительно, там сейчас десятки разных наших, в основном, творческих деятелей, открыто признались (где-​то пранкерам, где-​то сами что-​то), что они финансируют, что они помогают, готовы ездить, значит, перед ВСУ-​шниками выступать.

Ну, конечно, можно начать системно с ними бороться, и мы не рады, что нам приходится с ними бороться. Это вроде бы наши граждане, многие музыканты, писатели, кому-​то даже они нравятся. Но просто такое время. Если ты, подлец, решил воевать на стороне нашего врага, ты за это ответишь.

12:51 Иван Кондаков: Вот у меня вопрос к практику. Дмитрий Анатольевич, закон о конфискации. Где вот эти границы между конфискацией смартфона и конфискацией всего имущества в случае, если человек финансирует? Есть ли здесь какие-​то комментарии с точки зрения практики? Будет ли этот закон эффективен и насколько быстро потребуется вносить дополнения?

13:15 Дмитрий Анатольевич: Я думаю, что Андрей Николаевич совершенно прав. Наши законодатели действуют, с моей точки зрения, достаточно быстро и эффективно. Потому что генезис этих принятий законов о иноагентах и их деятельности, он был связано с тем, что эта мягкая практика, когда они только маркировались, вызывала у них ухмылки, усмешки. У многих гордость, что мы принадлежим к этому элитному клубу.

Потом были приняты законы о фейках, о соответственно, призывах к введению санкций в отношении Российской Федерации и за ответственность. Там целый ряд статей было введено. И, опять же, эти люди, которые совершали эти правонарушения, преступления, они вроде бы как гордились и смеялись над этим. Почему?

Потому что, убежав за рубеж, получив там финансирование, поддержку, они надеялись на то, что они могут получать поддержку и в Российской Федерации. Опять проводить свои концерты, издавать свои книги, спектакли фильмы снимать и использовать то имущество, которое осталось здесь, или юридические лица, которые на них работают. В принципе, больно им не было.

И они, наоборот, вот эти все свои статьи, которые были им предъявлены, они как регалиями трясли ими перед зарубежными нашими врагами-​партнерами, для того чтобы выбивать с них гранты и поддержку. Но мы видим, что долго их терпеть зарубежные партнеры не хотят и снимают их с кошта. То есть постоянно содержать их не хотят, и как бы целый ряд артистов, которые вроде бы там и давали спектакли, и возможности имели выступать, эти возможности теряют. Они привыкли к хорошей красивой жизни.

И вот как раз все поправки, которые принимаются в законы последние, в том числе законы о иноагентах, когда запрещено здесь давать концерты, выступать, представить площадки, получать возможность выступать перед организациями с государственным участием, все это свидетельствует о том, что эти люди отсекаются от всех этих финансовых потоков, и красиво жить им становится тяжело. И мы видим, что они побежали толпами сейчас в суды, стали обращаться и просить снять с них статус иноагентов, которым они ранее, как Андрей Николаевич сказал, гордились и были веселые и бодры. Сейчас хочется сказать: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?», как у классика нашего.

А то, что касается закона, то есть такая практика конфискации предметов, использованных в качестве оружия и предметов, которые способствовали совершению преступления, она существует. Существует аналогия права к другим правонарушением и преступлениям. Поэтому я здесь думаю, что в принципе никаких проблем у правоприменителей не будет. Если что, законодатели и правоприменители совместно разработают пояснения и примут подзаконные акты, которые будут давать возможность детализировать эту практику в жизни.

Я думаю, что это станет таким триггером, который позволит еще раз провести дифференциацию общества на два лагеря. То есть людям позволят, одним убедиться в том, что они находятся на стороне света, на правильной стороне, а тем, кто еще колеблется, это право, как раз и предусмотрено для того, чтобы не только наказывать, но и проводить профилактику. То есть, многие, наверное, задумаются: стоит ли лишаться своей хорошей, сытной жизни, стоит ли выступать против своей Родины? То есть, если даже не совесть их остановит, то может быть рубль, возможность будущей нищеты и потери того, что нажито непосильным трудом. Две куртки кожаных, два магнитофона. Как у Шпака, помните? Так и здесь из этой же серии. То есть эти негодяи, может быть, что-​то святое для них, материальное, заставит их не хать свою Родину и свой народ.

16:49 Иван Кондаков: Вот я хотел бы спросить ваше мнение. Вчера такая цитата прозвучала от известного прославленного продюсера Игоря Матвеенко. Действительно, очень заслуженный человек. И понятное дело, что он так или иначе был связан с теми артистами, которые до СВО не проявляли себя так, как они проявили. И Игорь Игоревич сказал, что изданию Шот заявил, что российские зрители простят, в том числе, Би-2, иноагента Максима Галкина и других, уехавших из России артистов, если те поменяют свои взгляды. Потому что российский народ умеет прощать, и у него доброе сердце. С последним тезисом я не спорю, но с точки зрения закона, как вы считаете, возможно ли что-​то подобное? То есть это же тоже должна быть какая-​то… Если человек иноагент, если он много чего наговорил или 10 лет с конфискацией — и решают все вопросы. Как вы считаете, это возможно?

17:59 Дмитрий Анатольевич: Если мы говорим о иноагентах, то состав преступления – это просто маркировка и определенное ограничение в отношении конкретного лица. Если мы говорим о лицах, которые совершили противоправное действие, преступление, то они обязаны быть привлечены к уголовной ответственности. Мы знаем, что сейчас проходят суды в заочном формате. То есть если это лицо пересчет и территорию Российской Федерации, или сопредельные государства, с которыми у нас есть отношения, которые обеспечивают правовые взаимодействия, то эти лица будут задержаны, этапированы, им будет предъявлено обвинение, избрана мера заключения обычно в виде заключения под стражу. Они будут осуждены, отсидят, будут участвовать в самодеятельности в колонии. И конечно, их русский народ простит, когда они выйдут, и с распростертыми объятиями примут. 

18:32 Иван Кондаков: Как Михаил Ефремов, да?

18:35 Дмитрий Анатольевич: Да, в библиотеке работает. Он несчастный человек. Он доверился своему защитнику, который сделал всё, чтобы он получил максимальный срок.

18:47 Иван Кондаков: Видимо, в случае с Ефремовым, учитывая такую, скажем, неоднозначную позицию его в отношении нашей страны, в отношении каких-​то таких заигрываний с оппозицией, может быть, честно говоря, Бог человека отвел. Повезло в том плане, что он сейчас посидел, подумал и выйдет на свободу нормальным человеком.

19:14 Андрей Николаевич: Здесь чуть добавлю, что практика показывает в последние много-​много сотен лет, что в России действительно любят и как можно жестче наказать плеткой, но и потом достаточно быстро простить. Поэтому с точки зрения тех, кто действительно ярый сторонник как можно сильнее навредить России, тех, конечно, прощать не получится просто никак.

Их действительно рано или поздно осудят. Потому что ни в Европе, ни в Соединенных Штатах они никому не нужны. Они забывают все, что они просто инструменты в определенной политической, экономической или какой-​то военной операции. Англосаксы — это про деньги. Если они могут заработать, то они тебе-​то не дадут. Они тебе дадут, чтобы заработать на войне, на смене режима, чтобы захватить предприятие.

То есть это все пешки, и все эти пешки, они в моменте нужны, ими поиграли, им немножко крошек со стола бросили, они и рады. Они же все тщеславные. Это все эго — вот я такой великий. Когда тебя лишили всех званий, когда у тебя забрали все источники дохода, когда твой голос уже не интересен, тебя уже начинают забывать, потому что нет концертов, нет публикаций, нет влияния, ты не интересен, ты не нужен здесь.

А раз ты здесь не нужен, ты не влияешь, ты не нужен и там. И там они тоже становятся брошенными. И действительно те, кто преступил закон, они, конечно, все равно будут осуждены. Их оттуда рано или поздно депортируют, или где-​то в какой-​то другой стране их мы арестуем через соглашение с другими странами, и, конечно, они будут выданы. И из Таиланда выдают, и много откуда выдают сейчас наших граждан, которые нарушили законы, и здесь они потом будут осуждены.

А что касается иноагентов — это тоже разное. Кто-​то в эмоциях прочитал какие-​нибудь некорректные стихи и получил статус иноагента, живет на своей какой-​нибудь даче или у кого-​то в гостях. Я несколько человек знаю, кто в порыве антивоенного угара что-​то вспылил, уехал, живет в какой-​нибудь комнате у какого-​нибудь своего давнего друга и думает: «Что же мне делать? Мне надо как-​то вообще жить, существовать». Никому он не нужен там. Русскоязычный человек где-​то там, не знаю, в Европе или в Азии, он не нужен, не надо иллюзий никаких.

Такие люди потихоньку, конечно, будут возвращаться. И такие факты есть. Алла Пугачева приезжает. Многие, кто приезжают аккуратно, в принципе, их не за что арестовать. Да, они, может быть, так сказать, с точки зрения морали нехорошие люди, но их же не арестовывают. Потихоньку, конечно, пройдет какое-​то время, и они смогут небольшую работу получить.

Я не думаю, что они вернутся к такой бешеной популярности, потому что это клеймо навсегда. То есть, ты выступал против своей страны. Да, ты не совершил уголовное преступление, но моральное преступление ты совершил. Поэтому будут работать в такси или полы мыть. Ничего страшного.

22:17 Дмитрий Анатольевич: Краткая справочка историческая. Помните, когда был такой человек, который входил в ближний круг Ивана Грозного, князь Курбский, который убежал, а потом хаялся с ним постоянно? И остался в истории тем славен, что его переписка с Иваном Грозным, где они друг другу матерными словами кружат. В этом и остался.

Или второй отец либерализма был такой — это Чадаев. Помните? 19 век. Когда этот человек говорил, что писал падшей женщине эти свои письма, которая изменяла мужьям. То есть, он был такой метросексуал, который опоздал к Александру на приемы, его уволили из Гвардии в связи с этим. И вот он создал кружок, и в этом кружке он был как бы законодателем политических мод, либеральных.

И говорил, что Россия не имеет будущего, не имеет настоящего, не имеет прошлого. Всячески ее поливал грязью. И когда Николай II его признал умалишенным, то общество все пожалело его, сказало: «Ну как же так? Ну вот зачем он сделал это?» А сделал это ровно для того, что тот промотал свое имение, своей сестры и своих родителей.

И вот парадокс либералов (это вообще, это просто шок), он пишет императору письмо и просит: «Уважаемый государь-​император, прошу принять меня на должность, как минимум, губернатора или замминистра иностранных дел, потому что меньший оклад мне не позволит содержать себя в должном уровне».

То есть люди одной рукой пытаются свою страну уничтожить, всячески ее принизить (и значение власти, и значения государственной российской истории), и тут же хотят наесться до отвала за счет этих людей, за счет этой страны, на территории которой они проживают. Такие вот исконные подонки, они не меняются на протяжении веков и остаются такими смешными людьми, которые вызывают у своих внуков и правнуков только отвращение и неприятие. То есть такой, знаете, мальчиш-​плохиш.

24:08 Иван Кондаков: Такой прадед, который промотал имение, такие шансы потерял на то, чтобы действительно состояться.

24:15 Дмитрий Анатольевич: Несчастные люди. Иуды. Понимаете, Иуды пошёл и удавился. Вот это люди из этого же. Они духовно себя удавят, морально, психологически.

24:22 Иван Кондаков: Вот духовно, морально, психологически. Но если, например, финансовый аспект. Не секрет, что значительная часть, если не больше, всех этих артистов-​иноагентов, естественно, существовала не за счёт бабушки, которая на билет 500 рублей накопила, пошла, купила билет, сходила на концерт. А за счет таких довольно масштабных мероприятий, разных шикарных корпоративов.

То есть ясно, что были определенные, видимо, завязки с какими-​то компаниями, возможно, и коррупционная составляющая там была. Не зря же после начала СВО, когда начали порядок наводить, многие артисты вдруг что-​то забеспокоились. Казалось бы, о чем беспокоиться? Нет ли здесь еще такого риска?

Понятное дело, что это клеймо на всю жизнь, понятно дело, что рядовые граждане, конечно, уже не допустят возвращения всех этих предателей, которые столько наговорили плохого, откровенных гадостей, про народ.

Есть же люди, которые имеют ресурс, имеют возможность по-​тихому поддерживать и поддерживали всегда артистов, которые несут прозападную точку зрения. Это сейчас прозападная точка зрения превратилась чуть ли не прямую поддержку блока НАТО, а до СВО много телевизионных ведущих. А что такое?

Здесь Россию принизил, здесь про Запад хорошо сказал. Входят на центральных каналах такие шоу. И ничего вроде. Хи-хи, ха-ха. Здесь пошутил, там посмеялись. А по сути вел такую подрывную фактически деятельность.

Нет ли риска того, что этих артистов опять нам насадят, и вернуться они, и будут не полы мыть и в такси работать, а опять займут свое положение, опять будут дорогие корпоративы? Есть ли какие-​то меры касательно тех, кто поддерживает иноагентов, тех, кто дает им финансирование? Вот скандал есть с фильмом «Мастер Маргарита».

Понятно дело, что дали средства еще до СВО, когда этот режиссер Локшин еще не выражал прямую поддержку врагу. Да, можно сказать, что мы же и не знали. Понятно. Но чтобы в будущем такого не повторилось, есть ли какие-​то меры законодательные, чтобы давать по рукам не только самим артистам? Ну что артист? Может, он не сильно интеллектуальных способностей. Ему сказали, он и пошёл. Все побежали, как говорится, и я побежал. И Динамо бежит. Все бегут. Есть ли какие-​то меры, финансового в том числе плана, предполагается ли, когда за пособничество иноагентам, за финансирование их прямое тоже будет предполагаться определенное наказание?

27:06 Андрей Николаевич: Я думаю, здесь надо на два этапа все-​таки разделить. Первый этап, что действительно все-​таки берем простого чиновника, который даже выделяет какие-​то средства, подписывает эти договора, конкурсы проводит. Ведь иногда действительно талантливые люди, очень часто не совсем психически нормальные. Просто возьмем эту голую вечеринку. Я бы не сказал, что психически нормальные люди вот так нарядятся и пойдут. Это сложно. Мне сложно. Я вот представляю нормального человека, он просто сказал бы: «Ну, нет» на предложение такое.

27:47 Иван Кондаков: Не надо.

27:48 Андрей Николаевич: Просто кто-​то решил предложить сделать такое мероприятие. Можно на концерт, в театр сходить, на футбол или на голую вечеринку. Хорошо, звонит какой-​то даже тебе знакомый человек: «Приходи голый». Мы это тоже несколько раз уже обслуживали.

28:07 Иван Кондаков: В баню только если нормальную?

28:08 Андрей Николаевич: Голый… Ладно там Хэллоуин, где-​то у кого-​то дома, узкий круг. Как-​то повеселиться. Это непонятно, но, может, это им надо. Странные люди, но им это надо. Ну, хорошо. Но это же было публичное мероприятие с приглашением прессы! То есть это как бы перфоманс не для них, а для нас. Это же нам показать. Они же не себе друг друга показали, они друг другу не интересны. И это был перфоманс, напомню, в день ФСБ 20 декабря.

28:45 Иван Кондаков: Еще и так?

28:46 Андрей Николаевич: Да. Не забывайте это. То есть, перфоманс показать нам всем — власти, народу, миру, ФСБ — такой подарок. Ребята, смотрите, как надо. И также они же там на спинах что-​то писали себе, что вот красота, это вот мы есть.

29:04 Иван Кондаков: Там еще с ошибками было написано.

29:05 Андрей Николаевич: Да. Но не суть. Это же такой интересный был ход. Вот будет такое нормальному человеку в голову приходить? Я не знаю. Мне сложно представить, что нормальному человеку это придет в голову. Так вот нормальные люди. Поэтому тут нюанс такой, что они немножко, наверное, все с отклонениями.

Так вот, возвращаясь, но они же талантливые, они яркие в любом случае. Мы сейчас не говорим про голую вечеринку, мы говорим про все, что до этого. Они певцы, они талантливые, они действительно эмоциональные, многие из них яркие.

Конечно, когда сидит чиновник, как бы народный любимец пришел, просит деньги на концерт, на театр, на кино, что он будет думать, что у него там в голове? Не будет он этого думать. Конечно, они распределяли деньги самым ярким, самым, назовем так, кассовым. Эпатаж — это привлекает.

Другое дело, что как эти яркие стали яркими, это еще чуть дальше. Естественно, конечно, им кто-​то, может быть, гранты давал, как-​то их пиарил, помогал, сценарии им писал, объяснял, как одеваться. Ведь голая вечеринка, это же организация была. Это не стихийная. Это не митинг стихийный. Если митинг законный, там есть организатор. Пишется разрешение. То же самое здесь. Это было мероприятие, клуб. Это было организатор. Это все системное, это не случайное. Какое-​то молния.

30:30 Иван Кондаков: Зашел не в ту дверь.

30:31 Андрей Николаевич: Да, да. Поэтому это все очень серьезно. И когда сейчас это все стало как белый лист всё понятно абсолютно (тут ничего такого, тут все ясно), то конечно все, что до текущих моментов… Мы не будем какую-​то четкую отсечку делать. Потому что действительно фильм был профинансирован давно.

Но вот сейчас, это время, как президент Путин сказал, по результатам вот этого периода жизни новое то, что будет создаваться, новое руководство страны… После выборов президента по закону будет новое правительство. Полностью всё правительство уйдет в отставку, каждый чиновник будет новый, в принципе.

И вот здесь, действительно, уже задача сформировать такой аппарат правительства, такие аппараты в регионах… Понятно, что регионы в отставку не уходят, но тренд будет задан. И президент сказал очень четко, что те люди которые сегодня возвращаются с СВО, они по-​другому смотрят на жизнь, на любую жизнь. На время они по-​другому смотрят. На своих детей они по-​другому смотрят. На происходящее в стране, на происходящее в телевизоре.Ведь тоже много мы критикуем, что в телевизоре нет программ, которые воспитывают наших граждан, не важно какого возраста, просто правильным каким-​то вещам.

Поэтому все это постепенно сейчас будет трансформироваться. Главное, этот тренд президентом задан. Я надеюсь, что те, может быть, некорректные или запутавшиеся чиновники по своей воле и не по своей воле из будущего правительства будут убраны. Туда придут специалисты высочайшего уровня, а их действительно тысячи, которые сейчас где-​то, может быть, на смежных или на более низких должностях. И все станет более системным.

Конечно, одним днем ничего в такой огромной стране как нашей не решить, но тренд будет задан. Будет совершенно понятно, какая задача у президента, у правительства, у нас, у депутатов, у граждан. То есть мы все понимаем, что нам нужно.

Все очень просто — создавать максимально прочное государство, максимально защищенное, чтобы граждане жили в защищенной стране, чтобы они четко понимали, что наша страна никогда их не бросит ни в какой беде. Социальное государство. Помогать им создавать всё, что им нужно для комфортной, счастливой жизни. Это медицина, это образование.

И тут уже сразу начинаются вот эти нюансы, их тысячи этих кубиков — и образование, вот эта болонская система. Её все критикуют, но она же ещё до сих пор. Все эти ОГЭ, ЕГЭ, они же есть. Одним днём не перейти. Преподавателей надо будет переучивать, это опять уйдёт 5, 10, 15 лет.

Сейчас хотя бы начался процесс новый единые стандарты по школьным учебникам. Это такие огромные, грубые мазки, которые мы разрушали 30-35 лет, а может быть, даже с советского времени начали закладывать эти камни, 50 лет их разрушали, конечно, мы за один год и даже за два, и за пять мы это все не решим.

Но если тренд президент после выборов задаст и сам, как главнокомандующий, как глава государства, будет этот тренд, скажем так, модерировать… Потому что у него, как говорится, для этого есть все рычаги, и Государственная Дума абсолютно, на 100% поддерживает нашего президента. Правительство будет сформировано из доверенных абсолютно лиц без всяких каких-​либо компромиссов.

Потому что мы помним правительство, когда он только стал президентом, 2000 год, это были сплошные компромиссы. И текущее правительство, это правительство, которое полностью создано, но опять же он не может контролировать всех чиновников, всю вертикаль. Например, министры, вице-​премьеры, министры.

Замминистры — уже сложнее. Их там у каждого министра иногда пять, иногда пятнадцать. Уже сложнее. А дальше руководители департаментов.

Я сам знаю несколько фамилий руководителей департаментов, которые сидят десятилетиями и делают столько вреда стране! Я выступал много раз с трибуны Госдумы. И в Минфине есть, и в Мин Цифре есть, и в Минкульте есть. Везде есть какой-​нибудь руководитель департамента, который сидит и вредит.

Но он вредит, как бы, по моему мнению, что он не продвигает патриотических писателей, где-​то придерживает финансирование развития каких-​то культурных центров. Другой не дает финансирование какой-​нибудь спортивной секции. Вроде бы, как бы в рамках полномочий, где-​то придержал, где-​то чуть переопределил. Но мне кажется, он плохо делает. А кто-​то говорит: «Подождите, по бухгалтерии все бьется».

35:28 Иван Кондаков: Андрей Николаевич, тут я тоже хочу сослаться к новости, что не только по вашему мнению. Вот, например, сегодня пришла новость, что прокурор просит приговорить бывшую замглаву Минпросвещения России Ракову к восьми годам колонии за мошенничество. Также прокурор просит приговорить экс-​ректора Шанинки Зуева к шести с половиной годам колонии за мошенничество. То есть это действительно замглавы министерства. Здесь контроль из-за мошенничества.

36:00 Дмитрий Анатольевич: Это статья 59-я. Потому вот говорили как раз о законах. Были поправки в закон о иноагентах, и он как раз был направлен не только на тех лиц, которые являются иноагентами, а те лиц, которые являются их пособниками. То есть была введена ответственность чиновника за представление площадок для выступления артистов, писателей, поэтов, различных деятелей культуры, запрет на предоставление площадок в РФ для иноагентов, площадок государственных.

Второе, запрет на финансирование этих лиц, на выделение денег для печатей книг, фильмов, съемок и все остальное. То есть это запрет, и там ответственность административная до 500 тысяч рублей была предусмотрена. Поэтому сейчас отрубили фактически. Запрет на то, чтобы давать возможность выступать перед студентами, перед школьниками. То есть оказывается влияние на умы детей и на подрастающее поколение.

То есть это уже как раз усиление действия вот этого закона о иноагентах, и уже касается не только самих иноагентов, а и лиц, которые оказывают им содействия. Это первое. Второе, как Андрей Николаевич сказал, в прошлом году президент выступал со своим посланием и сказал, что те лица, которые участвуют в боевых действиях по защите своей Родины, они должны стать основой кадрового резерва, как чиновников, так и административных руководителей территориальных образований и вооруженных сил. То есть это будет основа страны, те лица, которые готовы защищать свою Родину, готовы жертвовать своей жизнью ради ее здоровья…

37:24 Андрей Николаевич: Не жертвовать, а рисковать.

37:25 Дмитрий Анатольевич: Рисковать своей жизнью. В том числе и жертвовать, мы видим…

37:28 Андрей Николаевич: Да, к сожалению.

37:29 Дмитрий Анатольевич: А то, что касается вот этой политики, которая проводится у нас 30 лет. В 1979 году вышла книга такого автора Саид, профессора, доктора наук. «Ориентализм» называется. То есть это наука, которая рассказывает о том, как западное общество на протяжении последних тысяч лет, даже больше, чем тысяча лет (то есть он даже берет с эпохи Древней Греции Гиппократа), оно проповедует через мягкую силу превосходство западной цивилизации на всеми другими народами: над арабами, над африканцами, славянами.

И проводится эта политика через фильмы сейчас, через средства массовой информации, через книги. В тот момент это проводилось через предметы искусства, культуры, живописи, литературу. Везде проводилось, что все другие народы (через написание истории) имеют второстепенное значение. Разночтение по отношению к западному англосаксонскому миру приниженное.

Люди менее организованные, более податливые, склонные к тому, чтобы ими управляли. Сами собой не могут. Помните, Киплинг «Бремя белого человека»? Так вот здесь то же самое нам насаждалось в течение 30-ти лет как раз через тех людей, о которых мы ведем речь, что мы такие недотепы, сами идти своим путем не можем, у нас не может быть своей истории, своей культуры, своего восприятие мира. Что только их взгляд на мир, он хорош.

Но как показала практика, они нас в этом мире не ждут. Они нам отводят не то, что второстепенные роли, а роли лакеев. Они хотят воспользоваться нашими ресурсами, хотят захватить наши средства производства и рынки, которыми владели.

Советский Союз имел влияние на государства, которые завоевывались тысячелетиями нашими дедами-​прадедами. То есть фактически это было уничтожено, и мы оказались у разбитого корыта. И хорошо, что эта специальная военная операция началась, иначе бы еще лет таких же 20-30, и фактически от страны бы ничего не осталось.

Потому что тех людей, которых воспитывали… Мы видели, что есть достаточно большое количество людей, которые побежали в Верхний Ларс, которые не хотят защищать свою страну, которые хотят получать здесь деньги, но не связывать свою жизнь и жить своих детей с этой страной. Которые бегут из страны, хаят ее, не поддерживают свой народ. И слава Богу, что именно глубинно народ российский, то есть те россияне, которые проживают на этой территории, они сохранили традиционные ценности, которые позволяют стране жить, побеждать и доказывать еще, что наша страна великая и она не зря имеет тысячелетнюю историю.

39:55 Андрей Николаевич: Да, и кстати, с учетом того, что сейчас огромное количество добровольцев, и хочу особенно это подчеркнуть, что среди добровольцев огромное количество людей совершенно разных профессий. И чиновники, и депутаты, и интеллигенция, и писатели — все. То есть из этих сотен тысяч людей будет сформирована новая элита. Об этом сказал президент. И это ведь главное.

Когда он говорит, что из тех, кто на фронте, и все думают, что будут одни военные. Так там огромные сотни тысяч добровольцев, которые, может быть, служили в армии, но они не кадровые военные. Они, может быть, 20-30 лет занимались совершенно другой деятельностью. Кто научной, кто врач, кто политической деятельностью, кто водитель. Там все есть.

Абсолютно все слои и все профессии. Действительно, с тех, кто прошел эту школу, это будет, действительно, новая элита, которая будет четко понимать, по крайней мере в ближайшие 20-30 лет, что есть такое Запад и что конкретно мы на территории Украины сейчас защищаем.

41:00 Иван Кондаков: Касательно кадрового вопроса, президент абсолютно четко все обозначил. Но, что касается законодательной основы, потому что, мы считаем, что с иноагентами, с вредителями, предателями мы будем продолжать их вычищать и заменять их на те кадры, которые у нас в социальной военной операции, кто поддерживает нашу страну. А вот насчет формирования, скажем так, определенных правил,когда мы на Запад ориентировались, эти все товарищи, которые нам не товарищи. Была идеология, что Запад – это центр цивилизации, Россия – на отшибе, надо платить, каяться и вообще во всем копировать Запад. По телешоу можно видеть, что под копирку делается по кино.

41:55 Андрей Николаевич:  Ну, там везде франшиза.

41:56 Иван Кондаков: Да, и по тому, как к Советскому Союзу относятся, разве что “Империя  Зла” не называли в нашем же кинематографе. А вот что насчет формирования нового перечня правил, смыслов. То есть есть указ президента о традиционных ценностях, но, видимо, его на данный момент недостаточно. должны быть какие-​то критерии, возможно, прописаны законодательно.

Дают, например, финансирование режиссёру. Понятно, что должны быть требования и к кинопродукту, и к режиссеру. Время такое. Мы не можем патроны доверить нести непонятно кому. Предателю какому-​то, который может нож в спину воткнуть. Точно так же и здесь. Планируется ли или есть ли какие-​то мысли, намерения о том, чтобы и эти критерии максимально формально прописать? Потому что, так или иначе, чиновники, выделяющие деньги, они же не только на яркость смотрят, но и смотрят от кого пришел человек. Да? Вот это вот тоже же там сложилась вся эта тусовочка. Как прописать новое правило, чтобы врагов и предателей не допустить сюда, и что в этом плане вы хотели бы сделать?

43:24 Андрей Николаевич: Знаете, Владимир Жириновский много лет назад, и не один раз, много раз говорил о том, что не надо бояться, а пора создать Министерство пропаганды. То есть он это все видел, потому что он был высочайшего уровня политик, и многие теперь его называют пророком.Он, действительно, уникально мог скрещивать совершенно разные события, совершенно разную информацию. И на любой какой-​то тривиальный вопрос или комментарий выдавал такую, наверное, смесь прогноза и поручения.

44:13 Иван Кондаков:Комбинация.

44:14 Андрей Николаевич: Да-​да-да. То есть, когда он что-​то говорил, и вот думаешь, вроде то ли надо это делать, то ли не надо. И вот думаешь, как так? Я 21 год рядом с ним отработал в партии, и, действительно, он что-​то говорит, поручение какие-​то раздает в рамках какого-​то там совещания, и ты даже не поймешь, это вот действительно надо делать или это какой-​то юмор.

И вот когда он с трибуны Государственной Думы говорил: “Хватит расслабляться, надо организовывать Министерство пропаганды, впереди сложные времена”. Мы все помним его выступления, особенно последних лет, когда он говорил: “Я бы рад, чтобы следующий год был мирным, но этого не будет”.

Так оно и произошло. Но этому предшествовало 10-15 лет его выступлений, когда он говорил, что мы проигрываем информационную войну, мы проигрываем идеологическую войну. Он сам, конечно, соцсетями не пользовался, но он видел, что все его окружение, там, мы, депутаты, помощники, аппарат, население на улицах, он же тысячи встреч проводил каждый год, просто, выходя на улицу, в любом городе и во всех местах, и на рынках, и на площадях, и выступал в академии наук, и везде. Он просто везде видел, насколько люди погружены в это информационное пространство. И он знал, это все знали, это был не секрет, что все эти сервисы, все эти соцсети принадлежат западным компаниям.

И он говорил: «Ребята, это же все вырубят, если не вырубят, то будут использовать против нас. Там же это все рычаги». И только глупцы или враги говорили: «Да нет, это все рыночные отношения, это все политика компании, там же все написано, что они никакой модерации не делают, и все это свобода самая свободная».

То есть он это все говорил десятилетиями. И, когда мы к этому пришли, действительно, пришлось блокировать западные соцсети. Выяснилось, что не все аналоги у нас созданы. Если бы мы пошли в свое время по китайскому формату, да, может быть, не закрывать бы так жестко, но, по крайней мере, притормаживать западные какие-​то элементы и успевать создавать, финансировать свое, может быть, мы и не так сильно пострадали бы от этого информационного давления.

Когда в начале спецоперации вообще такой был кавардак в информационном поле. Все, кто говорил здоровые вещи, их просто было не слышно. Был хай. Во-​первых, хай был потому, что все ресурсы были не наши, то есть площадки, где размещался контент. И, во-​вторых, никто не готовил специалистов, кто будет разъяснять, кто будет говорить.

Жириновский, к сожалению, в момент начала спецоперации был в больнице, и, к сожалению, достаточно быстро скончался. Если бы он был сейчас, он был бы главным рупором, это понятно. Но его-​то не было.

Должно было быть Министерство пропаганды, которое подготовило бы там десятки, сотни профессионалов, которые знали все исторические факты, могли спокойно дискутировать с теми же самыми людьми, которые говорили какие-​то тезисы против, и все инструментарии должны были быть. Вот сейчас мы потихоньку что-​то свое делаем, свои соцсети, свои мессенджеры и так далее, но мы, конечно, опаздываем и нам тяжело.

Поэтому, когда мы будем выстраивать длинные конструкции на будущее, конечно, нужно будет прорабатывать это все очень детально, и создавать такую инфраструктуру, которая действительно будет создавать нам на долгие годы понятные тренды.

То есть государственная идеология запрещена в Конституции, но не запрещены советы. Раз в месяц точно в Государственной Думе разные фракции говорят: «Невозможно смотреть телевизор, давайте, создадим рекомендательный орган из депутатов разных фракций, разных комитетов, чтобы было разное мнение, разных возрастов, просто какой-​то Совет».

Просто сядем, посмотрим отечественное наше прекрасное телевидение и скажем: «Ну это же невозможно, вы что делаете?» И какие-​то рекомендации будем давать, просто везде где-​то нас ограничивают в этом. Ну хорошо, не хотите депутатов, давайте соберем режиссеров, опять же с учетом уже проявившихся иноагентов, этих, естественно, товарищей за борт. То есть это все аккуратно надо делать, но это будет делаться, потому что прописать жесткую государственную идеологию, все, как говорится, за эту штангу берутся и никто не может сделать, потому что действительно сложная история.

Там, в принципе, у нас в гимне все прописано, так если разобраться, просто пой его каждый день, и все будет ясно. И мы его тоже поем, и в школах его поют. Если вокруг этого начинать философию упорядочивать, то в общем-​то всё оно будет упорядочено.

И нужно просто волевыми решениями, действительно, наказывать тех, кто того заслуживает, и поддерживать тех, кто того заслуживает. И, на самом деле, достаточно быстро пойдёт, ну скажем так, тренд на улучшение всего. Вот я раньше ходил к Малахову, на наши центральные каналы, и там раньше, кроме скандалов, ничего не было.

А сейчас он ведет совершенно другую, там и название у него немножко поменялось, и программы совершенно другие. Действительно, вроде тоже тот же ритм, плюс-​минус та же студия, плюс-​минус те же люди, но теперь те же люди, которые не обсуждают, кто  больше выпил или у кого грязное белье, а обсуждают уже какие-​то реально бытовые вещи, я не знаю.

Была авария, попросили меня помочь перевезти пострадавшего в Москву, в местной больнице, там нет всего перечня, ему необходимого оборудование. Ну, помогли, перевезли. То есть жизненные вещи, вроде те же люди, те же проблемы, но по-​другому показывают. Уже нет такого негатива, что смотришь и тошнит. Уже лучше. Может быть, и дальше, еще, еще, еще, и телевидение будет интересно смотреть.

50:30 Иван Кондаков: Вот по поводу того, что заменять тех, кто уезжает, уехавших иноагентов, на людей, которые поддерживают, особенно, конечно, в социальных сетях. Тут тоже я много раз об этом говорю на разных эфирах, что у нас пытаются создать, скажем так, если говорят о патриотических блоггерах, патриотических певцах, у нас пытаются создать, скажем так, личности. Чаще всего это получается не совсем естественным образом. То есть когда лидера человека раскручивают, а он-то не готов к тому, чтобы быть лидером мнений, к тому, чтобы говорить на миллионную аудиторию.

51:16 Дмитрий Анатольевич: Форма содержанию не соответствует.

51:17 Иван Кондаков: Да, несмотря на то, что человек искренний патриот, человек молодец, он, например, поет или пишет что-​то хорошо, но вот его поднимают на флаг, а он не готов подниматься на флаг.

И, в то же самое время, конечно, трудно человеку, принимающему решение выбрать, кто у нас будет главным певцом: Петя, Вася или Коля. Они вроде все нормальные, все поют, все патриоты. А там выяснять, кто какую школу заканчивал, у кого что по математике было или по музыке – это довольно трудная задача. И не всегда это коррелирует. Не всегда прямая связь.

Здесь, как мне кажется, есть определенный пробел с работой именно с площадками. Мы говорим про соцсети, но если, например, Ютуб западный, четкая западная идеология, алгоритмы, Тик Ток, Фейсбук запрещенный, Инстаграм и т.д. И они настолько этого не стесняются в тех же Соединенных Штатах, что я сегодня выкладывал видео, где гражданин такой Цукерберг известный, американский, он, с лицом нашкодившего школьника, сидит в сенате США с грустными глазами, а напротив сидит сенатор  Линдси Грэм, который говорит: «Господин Цукерберг, на ваших руках кровь, потому что вы владеете инструментом, которым можно убивать людей». И все хлопают, аплодируют, Цукерберг такой грустный сидит.

52:51 Дмитрий Анатольевич:  Я думаю, это спектакль.

52:52 Иван Кондаков: Ну, возможно. Возможно.

52:54 Дмитрий Анатольевич:  Сколько людей сидят от правительства Байдена сейчас, которые реально представляют те корпорации, которые представляются, собственно, от Цукерберга и их парней.

53:04 Иван Кондаков: Конечно, спектакль, понятно. Но смысл в том, что Цукербергу прямо обозначают, что ты должен нести определенные ценности, а иначе, извини, товарищу господину Цукербергу конец. Санкции или еще что-​то. Понятно, что ничего хорошего ему не сделают.

И здесь возникает вопрос, американцы, не важно кто это, корпорации какие-​нибудь, Black Rock или еще что-​то, или от правительства США, не важно, что у них есть определенная линия поведения, они не от конкретного блогера какого-​то требуют, что ты там будь хорошим патриотом, не будь плохим, а они требуют от площадки.

А площадка работает как? У нее есть алгоритмы, которые чудодейственным образом продвигают одних людей и не продвигают других людей. То есть люди могут делать примерно то же самое. И это касается не только политического контента, хотя его и напрямую касается,и даже тех блогеров, которые, казалось бы, про красоту говорят или про какие-​нибудь поделки, еще что-​то. Но есть определенные моменты, которые говорят о точке зрения этого блогера. То есть он не про красоту девушке говорит, а как она относится к ЛГБТ, которую у нас экстремистским признают. А как она относится к этому, а к тому. И, видимо, алгоритмы эти все усваивают и грамотно продвигают нужную повесточку. В этом плане, те площадки, которые у нас сейчас есть, и ВК, и Яндекс, и Дзен… Я не знаю, Дзен сейчас Яндекс, не Яндекс, но тем не менее.

54:47 Андрей Николаевич: Дзен тоже ВК.

54:48 Иван Кондаков: Ну вот, значит, это одна примерно организация. То есть, когда есть определенное, скажем, не буду никого ни в чем обвинять, например, проблема с блокировкой недружеских ресурсов и проблемы с продвижением именно пророссийского контента патриотического, основанного на традиционных ценностях, когда задают им этот вопрос публично, там две обычные отмазки.

Первое, что как же, нам же нужна вся аудитория, в том числе, которая исповедует западные ценности. А второе, это то, что как же, у нас же есть куча модераторов, которые не разделяют наши ценности, это что мы всех уволим, все встанет. Это, конечно, прекрасные отмазки, по моему мнению, отмазки, но, тем не менее, мне кажется, что они могут не понимать, они как коммерсанты деньги зарабатывают, у них главное это кошелек.

Но, тем не менее, если с точки зрения государства судить, мы же не должны следовать трендам того, что нам подсказывать. Не следовать трендам, а мы их должны формировать. То есть проще всего взять популярного блогера из Тик Тока (как уже накалывалось наше государство) условного Даню Милахина, поставить его на коньки на Первом канале, а потом, в нужный момент, он матом посылает всех, поет гимн Украины.

И казалось бы, кто же мог предположить, что человек, которого вывели в звезды алгоритмы Тик Тока, у которого есть, вообще-​то, официальное соглашение со всеми этими ЛГБТ и экстремистскими международными сообществами, что он вдруг в нужный момент проявит свою антироссийскую позицию или прозападную позицию.

Есть ли какие-​то мысли, намерения (это все, понятно, конфиденциальная информация) по поводу того, чтобы воздействовать именно не даже на самих исполнителей, на иноагентов, не иноагентов, или поддержку патриотов, не патриотов, а именно на площадки и по тому, чтобы они правильно свои алгоритмы формировали? Мы сами вручную не сможем сделать тысячу патриотических блогеров, а площадка с помощью своих алгоритмов сможет сделать так, чтобы тысячи талантливых ребят с определенной направленностью просто вышли и получили возможность монетизации своего блогерства.

57:19 Дмитрий Анатольевич: Это невозможно. Вот это вся проблема, о которой мы сейчас говорим. Например, англосаксонское государство формировалось на протяжении последних двух-​трех веков. И вопрос не в площадках. Эти площадки — это следствие, это не причина. Формируется глубинное государство с определенными глубинными принципами, которые являются основой всего развития всего государства. Например, фултонская речь Черчилля, она определила политику англосаксов в последние 150-200 лет. И вот, например, пришел Трамп, и ничего не смог изменить, потому что государство устроено так, что оно не дает возможность человеку, который пришел к власти, влево и вправо сдвинуть этот пароход с того курса, по которому он плывет.

58:03 Иван Кондаков: Покачать может.

58: 05 Дмитрий Анатольевич: Да, покачать может. А в России, вы помните, опять же, возвращаясь к Курбскому с Иваном Грозным, которые спорили, возвращаясь к словенофиловым и западникам, мы до сих пор на протяжении многих веков не ответили на один из самых главных вопросов государства: кто мы — запад или восток, или мы сами по себе?

То есть мы должны определиться, как вы сказали, с идеологией и с той концепцией развития государства. И исходя из этого, мы должны тогда и выстроить всю основу государства, в том числе и эти площадки. Почему?

Потому что, если обратиться к истории нашей страны, в 1917 году мы разрушили мощнейшую империю мировую, которая еще 10-15 лет спокойно прожила бы и стала лидером этого мира. Но ее развалили ровно потому  из-за внешней силы, что не было внутренней основы и идеологии, понимания того, куда мы идем, что мы делаем.

Например, Наполеон, когда разговаривал с нашим послом по поводу Александра Первого, сказал: «Ваш император похож на зайца, которому попала в дробь в голову — он то влево прыгает, то вправо». Нет определенной политики, которая могла бы придерживаться одного какого-​то края и берега. А всё это сказывается, прежде всего, на русском народе.

Потому в 1917-м году разрушили империю, сколько людей погибло, сколько экономических связей было разрушено, средства производства уничтожены. Путем героического труда русского народа опять восстановили супер империю, благодаря Сталину, который построил супердержаву. Стали второй державой мира, разделили мир фактически напополам с западным миром, и опять сами взяли и фактически сдали этот мир.

Понюхав табаку, предали и фактически продали свой народ, разрушили империю, уже красную Империю. И сейчас опять героически президент проявляет усилия, чтобы эту страну опять восстановить, опять сформировать. Но это опять силы. А потом удивляемся, что у нас демографическая яма, у нас нет экономики, у нас нет рынков.

То есть смысл какой? Нужно сформировать супер стратегическую политику для всего государства, которая учитывает интересы всех страт этого общества, всех людей, всех национальностей, проживающих здесь. Которое этот консенсус позволит, на протяжение нескольких веков, формировать эту политику и идти по этой политике, делая свою страну богаче, сильнее, влиятельнее во всём мире.

И вот здесь, как вы говорите, уже и площадки навешиваются на это все, и уже навешиваются все остальные атрибуты и инструменты, которые нас загонят, как лошадь бежит в шорах, так и здесь тоже. Захотела туда, а ей там не видно, невозможно. И любой блогер Даня Милохин, когда побежал — нет, Даня, бежим сюда. Никаких твоих разговоров. Это мое мнение, а у Андрея. Николаевича может быть другое.

01:00:39 Иван Кондаков: Какой должна быть это сверх идея? Мы упомянули про фултонскую речь Черчилля. Конечно, может так сложиться, что произнесет наш президент речь, например, при переизбрании, при инаугурации, и эта речь станет действительно еще на 150-200 лет путеводной звездой для всей нашей империи, всей нашей страны?

01:01:05  Дмитрий Анатольевич: Президент несколько раз уже произносит такие речи. Посланник в 2008-го году, потом посланник, его обращения к народу, в том году. То есть он говорит, фактически он меняет вектор политики государства на 180 градусов. Потому что мы шли до этого, было разговор, вступаем в НАТО, вступаем в ЕС, то есть речь то шла об этом, о глобализации. Сейчас идея глобализации мировой, она разрушена. И теперь приходится на ходу принимать решения, которые позволяют в этой мировой обстановке жить и выжить нашей стране, остаться центром влияния и центром силы. Поэтому президент, куда деваться ему? Андрей Николаевич, скажет, он лучше это знает. Он находится на острие политики государственной.

01:01:44 Андрей Николаевич: Я дважды был на инаугурации нашего президента и, надеюсь, в ближайшее время тоже мне посчастливиться быть. Я всегда стараюсь, хоть и небольшого роста и такого щупленького телосложения, но я пролезаю всегда в первый ряд на расстояние вытянутой руки. Мы встречаем его бурными овациями.

Мне кажется, концепция идеологии нашего государства, я бы ее одной фразой сказал, — это центр мира. Вот мы есть центр мира, и наша задача —  просто системно, не стараться к кому-​то прильнуть, к западу, к востоку, к югу, а стараться со всеми дружить.

И вот одно, что никак мы не можем в себе побороть, взять определенные элементы и Востока, и Запада — это именно строить отношения по принципу выгодности. Если нам это выгодно, понятное дело, что русская душа, там все-​таки на первом месте доброта. И вот эту доброту, ее нужно упаковать в такую обертку, чтобы эта доброта не была простотой. Поэтому здесь вот эта доброта, чтобы она не уходила в эту простоту, что  мы такие добрые, нам надо помогать.

Если выстраивать союзы, то эти союзы должны быть долгосрочные, понятные, четкие, крепкие и взаимовыгодные. То есть именно взаимовыгодные.

То есть здесь не надо стесняться это прописывать, всех наших выступлений в документах. То есть это нужно артикулировать четко, ясно и может быть на этом и построить систему.

Потому что для того, чтобы создать комфортную счастливую жизнь для наших граждан, глобально у нас все есть. Даже это колоссальное давление санкционное, военная агрессия блока НАТО показывает, что даже в таких чудовищных условиях внешних, наша страна стоит, экономика растет.

Что же будет если это все убрать? То есть у нас будет более свободная международная торговля, у нас прекратится специальная военная операция, у нас добавится еще территории. Я больше чем уверен в этом. Это хорошие территории, это шикарные земли промышленности, новые порты, теплые регионы, то есть будет достаточно сбалансированная территория, будет и юг, и север, и любые природные ресурсы.

У нас есть партнеры, которые в нас нуждаются, у нас есть уникальная научная база, у нас есть хорошее население, которое способно быстро мобилизовываться и создавать любые прорывные технологии. У нас есть территория, где просто строить там жилье, заводы, то есть у нас есть все для успеха.

Вот это и надо поставить. Мы — центр мира. Мы строим успешное государство, самое сильное, и, по завершению специальной военной операций, это будет всему миру ясно. Что наше государство – это самая сильная армия, самая выносливая экономика. Мы выносливые, стойкий люди. Да, это самый стойкий народ, это самый сильный солдат. Так нам что стесняться? Мы вот так вот должны сказать. И вот с такой позиции надо строить дальше и международную политику, международное отношение, экономическую политику. Ну и сейчас мы видим элементы, когда хуситы начинают терроризировать суда, которые двигаются на доставки в Европу. Соответственно, этот канал принадлежит определенным семьям. То есть они их лишают денег. Есть тут российский след в этих событиях или нет? Ну, мы не знаем.

01:06:03 Иван Кондаков: Будем считать, что нет.

01:06:04 Андрей Николаевич: Есть или нет, мы не знаем. Надо такие союзы и выстраивать. Все жестче и жестче. И вот то, что мы сегодня показываем на Украине, мы говорим, ребята, с нами не надо шутить. Если вы будете сюда лезть к нам со своим мечом, мы с этим мечом не в футбол гонять будем, мы вам дадим по роже. И все, давайте проваливайте. И здесь нужно выстраивать жёстче, жёстче, жёстче. И у нас все для этого есть. Надо прекратить себя ощущать каким-​то, действительно, второсортными, слабыми, какими-​то ущербными, плакать, что была революция, или вот Союз нам развалили. Слушайте, все это было, проехали. Жириновский всегда говорил: «Надо примирить три России – царскую, советскую и текущую». Все, примирили, мы одна страна, все, вперед. Слюни потом. Либо в бой, либо на стройку. Все.

01:06:55 Иван Кондаков: Вот примирение, я считаю, что состоялось символическое, когда в прошлом году подняли над Невой три флага на таких флагштоках.

01:07:01 Андрей Николаевич: Да, я даже был там, видел. Ну, как-​то так прошло, знаете.

01:07:05 Иван Кондаков: Вот мне кажется, да, недостаточно.

01:07:05 Андрей Николаевич: Вот этого и не хватает. Нету Министерства пропаганды. Это нужно везде говорить, рассказывать, объяснять.

01:07:15 Иван Кондаков: На футболке печатать.

01:07:17 Андрей Николаевич: Да, это должно быть везде. Это День России, это должны быть эти три флага. Не надо этого стесняться!

01:01:24  Дмитрий Анатольевич: Было исследование научное недавно, диссертация докторская предложена, где изучалось, что может объединить, какие идеологических принципы могут объединить русский народ. Изучались на протяжении Горбачёв - Ельцин - Путин - Медведев -​Путин. И что оказалось, не один из исторических нормативов не дал возможности объединить, дать объединительный какой-​то шанс для всей страны.

Единственный вариант, который позволяют все граждане признать важным и существенным, это Великая Отечественная война. Единственный. Как раз должны сейчас идеологи государственные выработать тот консенсус, который позволит всех, как Андрей Николаевич сказал, объединить и объяснить, что мы одна страна, один мир, и у нас не может быть сейчас, когда идет шторм, и наш корабль кренится то влево, то вправо, у нас не может быть противоречий и разногласий. Мы должны победить. А для того, чтобы победить мы должны действовать слаженно, совокупно, без претензий друг к другу, а с сознанием нашего единства, единства нашего настоящего и будущего.

01:08:25 Андрей Николаевич: Да, и каждый на своем посту. Неважно, ты хлеб печешь или что-​то другое делаешь.

01:08:33  Дмитрий Анатольевич: И о прошлом вспоминать бессмысленно. Это никак не повлияет на нашу жизнь и на победу. Это только отвлекает наши силы и средства от того, чтобы победить.

01:08:38 Иван Кондаков: Возвращаясь к информационной политике и к медиа политики, в целом, задача понятна, в принципе. Есть традиционные ценности, прописанные, давайте хотя бы с них начнем, есть понятные тезисы, которые президент озвучил. Какие у нас сейчас есть препоны для того, чтобы сказать, выкатить, например, всем нашим телеканалам, всем нашим площадкам интернет, сказать: вот вам свод правил. Сослались на указ президента, если что-​то еще дополнительно потребуется. Что нам сейчас мешает выкатить им это как закон обязательный к исполнению, предполагающий, что если ты этого не выполняешь, то как бы могут быть разные мнения.

01:09:24  Дмитрий Анатольевич:  Опять говоришь о цензуре. Цензура запрещена у нас.

01:09:26 Иван Кондаков: Цензура запрещена, но цензура – это фильтр. Цензура – это фильтр. Если у вас из-​под крана идет артезианская вода, то, конечно, фильтр только вредит, потому что разные микроэлементы удаляет из воды. Но, как показывает жизнь, из-​под крана артезианской воды не идет.

01:09:47 Андрей Николаевич: Я могу только свое мнение здесь высказать. Здесь я, пожалуй, соглашусь с Дмитрием. Здесь указом это не решить. Это инфраструктура. Любая телепередача, любая единица контента – это содержание. Кто говорит и что говорит. Мы не можем взять сейчас наших артистов, участвующих в этой голой вечеринке, и сказать: «Ребята, вот вам приказ, неважно кем подписан. Министром культуры. Все, идите на Первый канал и учите нашу молодежь».

01:10:31  Дмитрий Анатольевич: Стринги не одевать.

01:10:31 Андрей Николаевич: Или одевать, но сверху хотя бы что-​нибудь. Это же смешно! Так это не сработает. Поэтому это только эволюция. Сейчас придут с фронта наши… Еще раз подчеркну, там же не только бойцы, которые всю жизнь служили, там не только военные, там все.

Они придут и будут рассказывать на кухне, на своем рабочем месте. Их будут звать и сейчас уже зовут в эфиры. Они будут писать книги. Вот, кстати, 12 февраля в Государственной Думе в 11 утра, малый зал, пройдет большая конференция писателей, и мы туда приглашаем всех и вас. Кому не безразлична судьба писательского нашего сообщества в России.

Действительно тех, кто сегодня и пишет своем, и, в принципе, пишет об истории России, но без лжи и фальсификаций. О наших исторических деятелях, причем разные политические и не только. И вот только сейчас делается, создан огромный перечень этих книг, которые они и уже издали, и собираются издавать.

И вот я предложил сделать цифровые версии, и просто я помогаю одному форуму, который как раз создали школьники, даже не студенты, школьники. И они запустили, скажем так, замечательную идею, когда они распространяют в формате дискуссии и формате соревнования предложения среди своих же сверстников 9, 10, 11 классов и просят, давайте напишем различные какие-​то произведения. Ну, по каким-​то историческим деятелям, про войну 1812 года, про Екатерину Великую, еще про какие-​то события, в основном до советского периода.

И я удивился, тысячи школьников вовлекаются в это, не смотрят эти Тик Токи, а изучают историю  Некоторые даже архивы умудряются изучать. Это школьники 9,10,11 класс. Потом они выигрывают. Последним мы огромный форум проводили в Государственной Думе, приехали из 30 регионов, а участвовал 70.  250 человек школьников приехали, говорили, показывали свои работы, но это уже уровень.

То есть это не что-​то там ты в Википедии посмотрел, 10 строчек написал. Люди действительно серьезные доклады пишут, действительно какие-​то исторические факты изучают, и они в это увлекаются.

И я говорю, давайте оцифруем эти книги, потому что книги не просто художественные, они основаны на исторических фактах. Специально обратились к президенту, и он им разрешил открыть архивы, и они погрузились туда, с 1917 по 2017, за сто лет.

И они сейчас десятки берут деятелей, королей, понятно, что и Сталины, много-​много разных совершенно деятелей, которые сделали серьезный вклад в развитие нашей страны в разных периодах нашей жизни, и там противоречивые, конечно, есть личности, но в любом случае все это только на исторических фактах, но и художественное описание, то есть это не какая-​то справочная информация, которую тяжело читать.

Это достаточно интересная литература, которую, в случае оцифровывания и направления ее там, в 40 тысяч школ, во все школы в качестве предложения к прочтению. Вот создать такой конкурс, а он и так у нас есть, я его, так сказать, патронирую. Все, тысячи, десятки, сотни тысяч школьников, 9,10,11 класса, может быть и раньше, будут это читать не потому, что им учитель сказал читать, а потому, что это конкурс, у всех тщеславие, они хотят выиграть, они хотят приехать в Москву, в Государственную Думу. Но приедут 250 человек, а прочтут 250 тысяч. Вот такой подход должен быть. Это я и предложил. Я обычный рядовой депутат. Это министр культуры должен делать. Это новые подходы. Вот так надо подходить.

Но и книги кто-​то должен был написать. Они только второй или третий год этим занимаются. И еще будут много-​много писать. Они же не сами пишут. Пишут наши писатели, которых тоже мы ищем этих писателей. Кто же будет писать? Пишут год. Время огромное, может быть, больше даже уходит на одну книгу, ну и издать, понятно, издать – это самое простое уже в этом формате. Поэтому вот такие проекты глобальные для всей страны, вот они и будут постепенно сейчас вырастать, создаваться и будут создавать вот этот коридор патриотического и воспитания,  патриотического бизнеса, и патриотического отношения к природе. Почему? Потому что не свое.

А когда ты понимаешь, что это твое, что это твой лес, твои дороги, твои подъезды, ну по-​другому, это воспитание. Это все со школы. Вот поэтому ключевое здесь -  это все переместить в школу. Там школа - правильное образование, правильное воспитание, но с учетом вот этого всего информационного пространства, без этих конфеток в виде каких-​то конкурсов постоянных, я сам помню, когда в школе был, какие-​то постоянные соревнования, ты постоянно чем-​то увлечен. У тебя соревнования раз в год, но ты весь год готовишься. Ты занят делом, тебе некогда шляться. То же самое и сейчас.

Если по всем направлениям спорт, культура, искусство, мы знаем какое-​нибудь соревнование художников? Нет. Мы знаем какое-​нибудь соревнование писателей, кроме больших книг? Ну, это для детей. Где это всё? Это сотни должны быть в каждом регионе, в каждой префектуре. Там денег-​то не надо. Вы можете представить? Ни копейки мы на это не потратили. Тысячи детей все это прочли, изучили. Родители за счастье сами приехали в Москву. Мы ничего не платили. То есть это вообще только организационный ресурс. Вы представляете? А если еще чуть-​чуть добавить государственных денег? Миллион рублей. Что такое для государства миллион рублей призовых? На концерты придут бесплатно. Все бесплатно. Призы им дать по 20, 50, по 100 тысяч. По телевизору показать, по Первому каналу. Вот что надо делать. Это же элементарно. Это все лежит на поверхности.

01:17:22 Дмитрий Анатольевич: И в институт потом принять детей в исторический.

01:09:47 Андрей Николаевич:  Конечно. Ну, их надо сразу все, и продвижение, чтобы им руку пожали, и сфотографировались, и в телевизоре показали. Мы-то стараемся это все делать, но это задача государственная. Я надеюсь, что в новом правительстве, будет министерство пропаганды, которое будет аккумулировать эти идеи, это и есть пропаганда. Вот она так и выглядит. Пропаганда это не рупор, где ты стоишь туда. Нет, это вот оно и есть. Вот эти вот механизмы, схемы, как увлечь людей, как их правильно убедить. Ведь это нужно убедить человека заняться этим вопросом.

01:17:58 Иван Кондаков: Тут да, тут всегда есть страх в том, что формальность опять будет.

01:18:04 Андрей Николаевич: Если мы сейчас начнем все запрещать, как вы предлагаете — давайте этих ограничим, этим не дадим, тем не дадим денег, тех не пустим — мы просто упаримся занятиями запрещения. Надо перевернуть. Мы, наоборот, будем пропагандировать правильные вещи и стимулировать. Все те перестанут быть интересны.

01:18:22 Иван Кондаков: Тут с вами может только согласиться. Я, конечно, ни в коем случае не призываю запрещать все, но какие-​то уж голые вечеринки, наверное.

 01:18:30 Андрей Николаевич: Это тоже мозговая активность. Не нужно все время думать в негативном. Запретить… запретить… запретить… Это же думать надо. Надо читать все это плохое. Лучше читать всё хорошее и пропагандировать хорошее. И тогда просто плохое отпадет. С учетом того, что финансирование государственное плохому просто не давать, а давать только хорошее.

01:18:48 Иван Кондаков: Да, это вот абсолютно, потому что, конечно, запрещать, я не сторонник запрещения. Может быть, я не так выразился на самом деле. Да, единственное, что за государственное, по крайней мере, еще спонсировать каких-​то людей, которые плохое делают, это не нужно. А вот спонсировать тех, кто делает хорошее.

01:19:03 Андрей Николаевич: Ну и запрещать, я говорю, мы просто время будем тратить на запреты. Мы лучше будем эти деньги и это время тратить на то, чтобы поддерживать все хорошее.

01:19:10 Иван Кондаков: Это правильно. И вот я думаю, что на этой позитивной ноте хотелось бы сказать вам большое спасибо. Друзья, сегодня у нас на стриме «Великоросса» был Андрей Николаевич Свинцов, зам. председателя комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Теперь я все правильно сказал.

Дмитрий Антонович Краснов, почетный адвокат России, член общественной палаты Москвы и много других регалий, но, я думаю, что основные моменты я обозначил. Спасибо вам большое за точку зрения.

Действительно, и у меня так, и у наших зрителей, я думаю, немножко перевернулась, потому что, да, конечно, очень много негатива, когда люди видят на экранах каких-​то нехороших людей, там предателей каких-​то, иноагентов, еще что-​то, и вот хочется всплеснуть руками так: «Да что же такое творится?» и крепкое слово еще добавить. Но действительно, спасибо вам большое за то, что, во-​первых, действительно, и законодательство наше почти выдавливает всех этих вредителей из нашего информационного пространства. Действительно, вам и вам, Дмитрий Анатольевич, спасибо за то, что на место вот этой вот негативы действительно разумное, доброе, вечное в поддержку правильных инициатив, правильных людей. И без Министерства пропаганды, и без идеологии официальной, потихоньку, с пониманием того, что все зависит только от нас, будем мы развивать нашу страну. Потому что все у нас есть, и все у нас будет.

Главное, самим на себя рассчитывать и помогать друг другу. Спасибо большое, друзья, что смотрели нас сегодня. Это был вечерний стрим на «Великороссе». С вами был Иван Кондаков. Гостей я уже представил. Всего доброго и до новых встреч!

Авторство: 
Авторская работа / переводика
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх