Неспешный разговор

20 370 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Волков
    Сократить чиновничье стадо в 10 раз, остальным снизить зарплату, госдуму упразднить, пусть делегаты съезжаются 1 раз ...ПРИКАЗАНО - ВЫЖИТ...
  • Анна Эржибова
    Сразу видно что хороший человек.....МЕДОТВОД, QR-КОД ...
  • Аркадий Шацкий
    А ещё лучше, если Россия сама спекулировать начнёт.Немецкий журналис...

Семью разрушить, ребёнка отобрать. Дело "токсичной депутатки" Пушкиной продолжит преемница

Семью разрушить, ребёнка отобрать. Дело токсичной депутатки Пушкиной продолжит преемница

Фото: KieferPix / Shutterstock

Моргенштерн решил заняться воспитанием подрастающего поколения. Что собирается вкладывать в свою несовершеннолетнюю аудиторию человек, который был осуждён за пропаганду наркотиков, остаётся только гадать. Но не только шоумен "озаботился" проблемами детей и их родителей: "токсичная депутатка" Пушкина продолжает продавливать свой скандальный законопроект, нацеленный на разрушение русской семьи.

Скандальный музыкант обратился на днях к родителям своих юных поклонников. По его словам, раз уж взрослым безразлична судьба их детей, то "постарается вложить в них лучшее". Сложно сказать, что собирается вкладывать в свою несовершеннолетнюю аудиторию человек, который был осуждён за пропаганду наркотиков.

Продолжается наступление на детей и семью и со стороны законодателей: депутат Оксана Пушкина не устаёт проталкивать свой законопроект "О профилактике бытового насилия". Теперь она предлагает новый вариант старого документа.

Куда могут привести страну такие реформы? Об этом в студии "Первого русского" ведущая программы "Не могу молчать" Елена Афонина беседовала с председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства иереем Феодором Лукьяновым и помощником руководителя московского отделения "Союза православных женщин" Инной Ямбулатовой.

Что скрывается за красивыми словами Оксаны Пушкиной?

Итак, что предлагает пока ещё зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей телеведущая Оксана Пушкина?

В новом законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия, который будет внесён в Госдуму после выборов, юридической защитой предлагается обеспечить родственников жертвы агрессора.

Скажем, полиция приехала и нашла подтверждение тому, что не только ребёнка бьют, но и его маму. Тогда включается закон. Агрессор получает защитное предписание, которое в первую очередь защищает мать, и, с её согласия, полиция может выдать защитное предписание, защищающее ребёнка,

– рассказала Пушкина в беседе с URA.RU. По словам госпожи Пушкиной, законопроект уже готов, и она очень надеется, что новый созыв Госудумы его примет.

Елена Афонина: Когда звучат подобные красивые слова, всегда возникает вопрос, а что за ними скрывается? Казалось бы, что плохого, если мать и ребёнок получат защиту? Отец Феодор, о чём умалчивает Оксана Пушкина?  

Иерей Феодор Лукьянов: Она, например, не говорит о том, что если ввести в сегодняшнюю систему права тот термин, который указывался в прошлом варианте закона, – психологическое насилие, то под это дело можно сразу в 20 раз увеличивать штат МВД. Потому что преступников сразу будет на порядок больше.

Что такое психологическое насилие? На Западе в правовых системах это определяется исключительно с точки зрения человека потерпевшего. Легко представить, как широко можно трактовать это явление. И в каждом регионе будет своя история правоприменительной практики по этому поводу.

До чего мы дойдём? До того, что наши граждане перестанут быть равноправными, не будут связывать себя семейными узами. А может получиться, что правым в этой ситуации окажется не тот, кто пострадал, а тот, кто первым сообщил в полицию.

Могу вам сказать, что по статистике нашего Министерства внутренних дел, жертвами насилия в семейно-бытовом окружении в большей степени становятся мужчины от других мужчин, то есть от родственников и так далее. Надо понимать, тут не только женский фактор. Нам всё время пытаются представить мужчину, совершающего насилие, и женщину, которая от этого пострадала. Но статистика нам говорит, что больше пострадавших именно мужчин.

Абсолютная провокация, а не забота о семье. На кого это работает?

– Хочется понять, что это за новый поворот в законопроекте, которому уже давали отпор, в том числе и с помощью Царьграда?

Инна Ямбулатова: Все заявления Оксаны Пушкиной надо воспринимать как тактический ход. В Госдуму идут её старые друзья, все лица очевидны, очевидно, они и будут лоббировать законопроект. Но Оксана Пушкина стала "токсичной" фигурой даже для своих.

Именно сейчас это заявление сделано ею не случайно. Понятно, что и она, и её коллеги каждый шаг свой продумывают. Её заявление – это абсолютная провокация, которая возбуждает сегодня семейное сообщество для того, чтобы уронить авторитет власти.

Чьи интересы она отстаивает? Видимо, организаций, объявленных иноагентами: деньги им поступают, отчитываться и выполнять поставленные задачи надо. И кому-то надо исполнять. Вот она и исполняет по инерции.  

– То, о чём говорил отец Феодор, этот термин "семейное насилие", то есть семья равно насилие, очень активно внедряется. Рано или поздно это в голове у человека начинает именно таким образом и ассоциироваться. И потом мы удивляемся, что у нас количество браков минимально, количество разводов максимально, а молодые люди на полном серьёзе говорят: мы не хотим детей, зачем нам нужны брачные узы. Когда начинается эта промывка мозгов, то сложно её на каком-то этапе даже не остановить, а хотя бы затормозить и объяснить: остановитесь, страны не будет, вас не будет. Что с этим делать?

Отец Феодор: Закон о семейно-бытовом насилии – это совершенный выпад в сторону вообще государства как такового. Продолжим логическую цепочку: если насилие совершается в семье, то, по их логике, семья упраздняется, а следующим источником насилия для них будет государство.

Мы видим, как на Западе детей, вооружённых телефонами доверия, куда они могут позвонить и пожаловаться, что "мама не дала мне денег на дискотеку, а значит, совершила надо мной экономическое насилие", не просто отдаляют от родителей, а учат с ними враждовать и не доверять семье в целом. А в результате мы получаем поколение, готовое выйти на улицы и устроить майдан.

Вот у нас тоже пытаются отделить систему семейного воспитания от детей, чтобы потом направить это молодое поколение против нашего государства. У меня вопрос: куда смотрят наши соответствующие службы, почему до сих пор этот документ у нас обсуждается на уровне Совета Федерации, почему у нас высокопоставленные люди говорят о необходимости такого закона? На кого всё это работает?

https://vk.com/video-75679763_456263538

Ведь понятно, куда может привести наше общество этот закон о семейно-бытовом насилии – к распаду семей. Хотелось бы, чтобы это услышали люди, принимающие решения в нашей стране.

Не защита, а продвижение ювенальной юстиции

– От нас тоже многое зависит, общественное мнение играет значимую роль, что бы там ни принимали депутаты. Инна, что вас больше всего шокирует и возмущает в этом законопроекте? На что нужно обратить внимание?

И.Я.: Оксана Пушкина создала некую мифологему о том, что предлагаемый ею закон должен защитить женщин. На самом же деле это законопроект о продвижении ювенальной юстиции, включении такого инструмента, как НКО, в систему опеки над детьми и стариками в том числе.

Посмотрите на цифры: по ложному обвинению в домашнем насилии с момента действия этого закона ежегодно в США 175 тысяч детей вовлекается в процессы о разводе родителей, запущенном на основании ложных обвинений в насилии. Фактически это система изъятия детей из семьи.

И тут надо обязательно говорить о прямом коммерческом интересе. Посмотрите, сколько денег выделяется на содержание одного ребёнка вне семьи хотя бы в системе создания частных распределительных центров. Фактически мы видим неких бенефициаров: те, кто вынимают ребёнка, НКО, опекающие стариков и детей, получают большие деньги от государства и живут за счёт бюджетных средств.

Ещё один важный момент. Статья 2 проекта Федерального закона "О профилактике семейно-бытового насилия" даёт такую трактовку:

Семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Это трудно понять, потому что это фактически внеправовая система.

– Если это и не административное нарушение, и не уголовное преступление, то что же это?

– Это непонятно что. Фактически – это оговор, кто быстрее заявил.

– В этом законопроекте говорится об охранных ордерах, которые должны выдаваться, если члены семьи не хотят, чтобы к ним кто-то приближался. Теперь представим, что этот охранный ордер выдаётся, к примеру, на маму, папу, бабушку или дедушку, которых оговорили.

И такие ситуации очень просто смоделировать. Предположим, по какой-то причине бабушка одна воспитывает внука. И соседям не нравится, как она это делает. Они сообщают в полицию о каких-то действиях бабушки, и после этого выдаётся охранный ордер, который запрещает ей приближаться к внуку. Вот это прописывается в законопроекте?

Ползучая аннексия детей и разрушения семьи

И.Я.: Именно так. Любые споры между супругами, любые воспитательные меры в отношении детей могут стать основанием для включения карательных механизмов в законе.

В той же Германии государственная структура по делам молодёжи Югендамт, созданная 20 лет назад, породила всё то, что мы сейчас наблюдаем в Европе: снижение рождаемости, снижение числа браков и увеличение разводов.

Семья изначально поставлена в условия, когда люди, только вступив в брак, начинают собирать "доказательную базу" – собирать чеки, фиксировать всё, что они говорят, о чём пишут и так далее. Бенефициарами в этой истории становятся семейные адвокаты-медиаторы – пастись на этом фоне им можно бесконечно долго.

Ещё один важный момент. В законопроекте не прописана категория НКО и условия, при которых дети будут передаваться в опеку. Вообще этот документ сегодня уже расшивается по нескольким законам, его отклики мы встречаем в других законодательных инициативах.

И здесь будущим депутатам нужно быть предельно внимательными. Стратегия пикового нападения на семью, на семейное сообщество, скорее всего, не будет применяться в следующем периоде. А вот эта ползучая аннексия детей и разрушения семьи, она будет постоянно осуществляться.

Озвучу ещё одну проблему, которая касается НКО. Как правило, учредители, владельцы НКО не очень видны, видны директора и  исполнители. А если ребёнка вынимают в качестве опекунов на выходные, есть ли гарантия, что ребёнок не попадает педофилу? Ребёнок становится бесправным объектом, который может быть передан третьим лицам. Вот о чём надо думать и говорить, прежде чем рассматривать данный законопроект.

Ювенальная система – поле для коррупции

– То, о чём вы сейчас говорите, это прописано или это читается между строк?

И.Я.: Это между строк читается. Об этом говорят ведущие юристы страны, работающие в сфере семейного права, – Анна Швабауэр, Михаил Мохов, Игорь Понкин. В их заключениях есть общий момент: все они указывают на то, что закон деструктивен.

Отец Феодор: Если мы хотим понять, куда нас может привести этот закон, если он будет принят, не дай Бог, достаточно обратиться к американскому опыту, поскольку все подобные документы списаны с зарубежных образцов.

Сенатор от штата Джорджия Нэнси Шеффер выпустила в 2007 году ошеломляющий доклад, в котором она написала о выстроенной коррупционной схеме в американской ювенальной системе. По её словам, система не только не помогает детям и не защищает их, а просто работает как "кормушка" для соцработников. В докладе говорится в частности:

Социальные работники занимаются мошенничеством. Они подделывают улики и пытаются всеми силами ограничить родительские права, а обвинения против них игнорируются.

Сотрудник социальной службы, забирая ребёнка, запугивает родителя словами о том, что он больше не увидит ребёнка, если не подпишет согласие на помещение ребёнка в замещающую семью. Ребёнок переводится в другой регион, помещается в фостерную семью, возвращению ребёнка в кровную семью чинятся препятствия.

Все нарушения в структурах защиты детей покрываются ссылкой на конфиденциальность информации, в изъятии детей заинтересованы многие государственные служащие, детские адвокаты, семейные судьи, психологи, замещающие семьи, социальные работники.

Шеффер отметила в своём докладе, что системе выгодно лишать родителей прав на их детей, так как ювенальная юстиция в США – это бизнес по торговле детьми. За каждого усыновлённого ребёнка выплачивается бонус в размере 4 тыс. долларов, а за ребёнка с особыми "параметрами" – дополнительно 2 тыс. долларов. При этом финансирование продолжается до тех пор, пока ребёнок не изъят у родителей. Когда его переводят из одной приёмной семьи в другую, снова выделяются деньги.

Большие бонусы выплачиваются и тогда, когда ребёнка помещают в психиатрическую лечебницу. Соцработникам поэтому выгодно изымать как можно больше детей, чтобы у клиентов – приёмных семей – был большой выбор.

При этом, отмечала сенатор, в большинстве известных ей случаев усыновления изъятых детей в приёмных семьях они подвергались сексуальному насилию, тогда как это было бы невозможно, если бы они остались дома с родными матерью и отцом.

Скажите, мы этого хотим сегодня в нашей стране?

Ювеналка – любимая тема для феминисток

К беседе в студии по скайпу присоединилась общественный деятель Александра Машкова-Благих. Обращаясь к ней, ведущая спросила:

– А что мы можем  в этой ситуации сделать, если такие законы будут приняты в нашей стране? Неужели нам придётся по этим законам жить? Несмотря на принятые поправки в Конституцию, несмотря на стратегию национальной безопасности, которую озвучил недавно президент, всё равно эти люди своих не оставляют.

Александра Машкова-Благих: Мы можем с вами сделать ровно то, что уже делали в 2016 и в 2019 годах, когда были первые попытки внести этот законопроект.

Я благодарна редакции Царьграда, которая и в прошлом, и в этом периоде поднимает вопрос об этом чудовищном законопроекте, рассказывает о настоящей его сути.

Не секрет, что этот законопроект продвигается так называемыми феминистками, они называют эту тему своей. Однако, если внимательно присмотреться, выяснится, что самих феминисток используют для продвижения этого законопроекта богатые дядечки, которым выгодно зарабатывать деньги на детях, перекраивая нашу правовую систему под свои собственные цели.

Опыт продвижения этого законопроекта по всем странам известен. Создаётся прогрев информационного поля, сосредоточение на том, что вот прямо сейчас люди, дети, умирают от рук родителей, женщины умирают от рук своих мужей, и надо что-то делать.

Нам, обычным людям и общественным организациям, нужно внимательно следить за любыми внесениями законопроектов и налаживать связь с нашими депутатами. В 2012 году мы столкнулись с тем, что депутаты тоже мыслят, как обыватели. Они не понимали всех рисков, им хотелось создать что-то хорошее, почему бы не спасти детей, женщин от плохого.

К сожалению, приходится с ними работать в ручном режиме. Ходить с листками и доказывать, что этот законопроект не имеет отношения к спасению женщин и детей, а цель его прямо противоположная. Нам нужна общая активность, нам нужна мобилизация. Нам нужно рассказывать о том, кто продвигает эти законопроекты.

Например, вчера я прослушала дебаты Алёны Поповой и некой Ксении Безденежных. Алёна Попова знаменитая оппозиционерка, мы её встречали ещё на протестах Навального, теперь она стала лицом законопроекта по семейно-бытовому насилию и метит на место Пушкиной. А госпожа Ксения Безденежных очень молоденькая девушка, ей 22 или 23 года, она отвечает за митинги и протесты.

Алёна Попова мечтает попасть в Думу и уговаривала остальных её поддерживать. Они, не скрываясь, говорят о том, что в законопроекте семейно-бытовое насилие – один из пунктов, а пунктов много: прослеживается увеличение числа абортов, свержение патриархата, свержение власти. В общем, они не скрывают свои истинные намерения. То есть законопроект по семейно-бытовому насилию – это вход в их такую тему.

– Прекрасные цели человека, который приходит в Госдуму и хочет изменить ситуацию в нашей стране. Если кто-то думает, что нас ждут тогда изменения к лучшему, то я очень сильно в этом сомневаюсь.

А.М-Б.: Они не скрываясь говорят, что будут призывать к несанкционированным митингам, и Алёна Попова это подтверждает.

– Перед нами преемник Оксаны Пушкиной. И если Алёна Попова прорвётся в Госдуму, она, скорее всего, продолжит это движение к ювенальной юстиции.

И.Я.: У нас эта машина начинает работать, этот маховик начинает раскручиваться. И он требует правоприменительной практики. Они почувствовали вкус власти. С одной стороны, мы видим совершенно замотанных чиновников органов опеки, и это говорит о том, что сегодня требуется реформа. А с другой стороны уже стоят Оксана Пушкина и Алёна Попова с готовыми рецептами "как надо реформировать".

А предлагают они печальный скандинавский опыт. И мы видим уже проявления этого опыта, когда семью могут записать в "неблагополучные" только потому, что у них квадратных метров не хватает. И многодетные семьи однозначно попадают под определение "неблагополучные".

Вот это мышление, направленное на разрушение семьи, оно медленно, но верно входит в сознание чиновничьего аппарата. Семьи обвиняют в "криминогенности", словно они самое страшное место на Земле, где гибнут женщины. При этом и Попова, и Пушкина оперируют ложными статистическими данными, идут на подлог и обман ради того, чтобы создать общественный отклик.

Чиновникам и депутатам надо нести ответственность за свои предложения: соврал – будешь наказан

– Мы всё-таки говорим не о неких НКО, иноагентах и так далее. Мы говорим в первую очередь о тех людях, которые сначала их формируют, потом принимают законы, по которым живёт наша страна, Россия. Манипуляция общественным сознанием, может ли и должна ли быть основанием для того, чтобы депутат понёс определённую ответственность?

Сейчас предвыборный период, и звучат такие предложения: если кандидат в депутаты не выполняет предвыборные обещания, то он за это должен быть наказан. Вот прошёл срок, он наобещал горы золотые, не выполнил, извините, даже если ещё ваш депутатский мандат действует, вы его лишитесь, потому что соврамши.

В данной ситуации, когда мы говорим о манипулировании сознанием людей, и этот факт доказан, должна быть ещё большая ответственность? Как вы считаете?

Отец Феодор: Конечно, чиновник высокого уровня и депутат Госдумы, который представляет своих избирателей, сознаёт, что с этого момента он несёт повышенную ответственность перед обществом, особенно за такой обман.

Люди верят тем, кто поставлен в органы государственной власти, государственного управления, законодательные органы. Если человек настаивает на совершенно ложной информации, манипулирует сознанием, публично это всё заявляет, и это оказывается вымыслом, он должен понести ответственность.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх