На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Неспешный разговор

21 139 подписчиков

Свежие комментарии

  • Одиссей
    С картой - хрень какая-то!!! С какого похмела Винница ВДРУГ стала румынской?!?!? А Житомир, Ровно, Волынь и Хмельницк...Несколько важных ...
  • Галина Друзина
    Уру, ура, ура ребята. Дай Вам Бог вернуться всем живыми, здоровыми.Третий «Абрамс» п...
  • Лидия Александрова
    Кошмар! 😱На Западе выпусти...

Путин VS Карлсон: два разных мира без шанса на понимание.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое. Читатели виноваты (хнык-хнык), натолкнув, в комментариях вчерашней статьи, на очень серьёзную тему, конкретно: почему именно американский знаменитый журналист и блестящий интервьюер «поплыл» при объяснении ему прописных истин бытия русского народа, его отношения к  окружающей действительности. Для затравки – эпиграф. Нет, несколько выдержек из беседы, а после объяснюсь:

Т. Карлсон: Можно спросить? Вы говорите, что часть Украины на самом деле является русскими землями сотни лет. Почему тогда, когда Вы стали Президентом, вы просто не взяли их, 24 года назад? У вас ведь и оружие было. Почему Вы тогда так долго ждали?

***

Т. Карлсон: Вы Виктору Орбану говорили об этом, что он может вернуть себе часть земель Украины?

***

Такер Карлсон: Запад боится сильной России, однако Запад не боится сильного Китая.

Путин: Мы сейчас не будем говорить, кто кого боится, мы не будем рассуждать такими категориями.

***

Т.Карлсон: Я чувствую, что Вы испытываете горечь по этому поводу, я понимаю. Но почему, как Вы думаете, Запад тогда так вас оттолкнул?

Путин: Вы сказали, что я испытываю горечь от ответа. Нет, это не горечь, это просто констатация факта. Мы же не жених и невеста, горечь, обиды – это не те субстанции, которые в таких случаях имеют место быть.

***

Т. Карлсон: Позвольте, Гитлера уже 80 лет нет в живых, нацистской Германии больше не существует. А вы говорите, что хотите потушить этот пожар национализма. Как это сделать?

Путин: Послушайте меня. Ваш вопрос очень тонкий, он очень противный этот вопрос… И можно я скажу, как я думаю? Не будете обижаться?

Вы говорите: Гитлера нет уже столько лет, 80 лет. Но дело его живёт. Люди, которые уничтожали евреев, русских и поляков, живы. И Президент, действующий Президент сегодняшней Украины, аплодирует ему в канадском парламенте, аплодирует стоя! Разве мы можем сказать, что мы целиком выкорчевали эту идеологию, если то, что мы видим, происходит сегодня? Вот что такое денацификация в нашем понимании. Надо избавиться от тех людей, которые эту теорию и практику оставляют в жизни и стараются её сохранить, – вот что такое денацификация. Вот что мы под этим понимаем.

***

Т.Карлсон: Христианство – ненасильственная религия, Христос говорит: «подставить другую щеку», «не убий» и так далее. А каким образом лидер может быть христианином, если приходится убивать кого-то другого? Как можно это примирить в себе?

***

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-2

Для начала прокомментирую последний пассаж мистера Карлсона, у которого (говорят) отличное историческое образование. Не знать смысла высказывания «ударили по правой – подставь левую» для выпускника знаменитого Тринити-колледжа в Хартфорде, по меньшей мере, стыдно. Тем более, будучи истовым англиканином. В Иудее времён Христа удар по правой щеке (пощёчина наотмашь тыльной стороной правой руки, важен порядок действия) означал публичное оскорбление, данный конфликт разбирался на досудебном уровне, обычными старейшинами. «Подставить левую щеку» и получить по ней такой же удар – уже подсудное действие, намеренное унижение или избиение. Смысл фразы Иисуса: стерпи, но заставь обидчика задуматься, а нужны ли ему судебные тяжбы по составу тяжкого преступления. Это если коротко.

Идём дальше, к самому началу интервью, где чистопородный американец, представитель тамошних элит (мистер Карлсон – эталон успеха для янки, обладающий состоянием в полмиллиарда долларов), демонстрирует исключительный архетип обитателя Нового Света. Соответствующее мышление, само собой прилагается. Какое оно? На низовом уровне – возьми силой то, что можешь. Вот откуда такое искреннее: «Почему вы просто не взяли их 24 года назад? У вас ведь и оружие было!». Это раз.

Дальше чуть сложнее уровень взаимоотношения с действительностью, ярко проявившийся в тоже эмоциональном недоумении: «Вы Виктору Орбану говорили об этом, что он может вернуть себе часть земель Украины?» Перевожу с американского элитарного – если есть союзник со сходными интересами или любое беззаконие можно прикрыть правом сильного ... чего вы, туземцы бестолковые, теряетесь! Договорились тишком да ладком, пришли бы и решили свои вопросы. Особенно с такой мощной и безапелляционной «исторической базой». Лузеры какие-то (подумал мистер Карлсон).

Третье. Утверждение, словно из Книги Бытия: Запад боится сильной России, однако Запад не боится сильного Китая. И ответ Владимира Владимировича, что подобными категориями не стоит рассуждать. С дополнением, что «соседей не выбирают». Ещё один системный изъян архетипа истинного американца, привнесённый в культуру Нового Света переселенцами-колонистами из нищей, разодранной в клочья Европы. Где веками стукаются боками сотни государственных и полугосударственных образований, все друг у друга на головах сидят и бесконечно воюют друг с другом.

Это только Франция с окрестностями...

Европа (а потом Америка) всю дорогу при смене или реформировании собственных социальных парадигм обязательно утыкаются в шовинизм, расизм, религиозную или социальную нетерпимость, ксенофобию и войны. Ну не получается по-другому! Девяносто из ста типичных американцев, согласно исследованиям Института Гэллапа, имеют в голове деструктивную мифологию «универсального врага», всегда мечтающего разрушить его уютный мирок.

Насколько такое мышление можно считать шизофренией – не берусь ярлыки развешивать, но генезис понятен: Крестовые Походы, лютый антисемитизм, религиозные войны, охота на ведьм, агрессивная колониальная политика и оправдание геноцидов, многие другие реалии европейской цивилизации сформировали особый тип мышления. Где без «универсального врага» никак. Как следствие – ранжирование угроз и самовнушение: этого мы боимся больше, а другого – меньше. И железная убеждённость, что весь окружающий мир думает, воспроизводится и существует ровно так.

Четвёртое. «Гитлера уже 80 лет нет в живых, нацистской Германии больше не существует» ... чего вы к наследию покойника привязались? Такер Карлсон в очередной раз совершенно искренне удивлён, что русские столь несовершенны. Неспособны избавиться от «теней прошлого». Это можно назвать феноменом, исключительно американским душевным недугом. Если хотите – сознательным уходом от реальности, когда в угоду политическому моменту ведутся сознательные фальсификации истории в свою пользу.

Процесс начался очень давно, а после 2001-го года получил государственную целенаправленную поддержку в сознательной деградации общего образования. Именно поэтому добрые русские люди неприкрыто изумляются невежеству американских элитариев и политиков, безразличию простых янки к любой исторической памяти. И закономерному итогу – отсутствию объективной исторической картины происходивших процессов, очень больно начинающих карать в современности. Шекспир говорил, «прервалась связь времен».

Глубинные причины вышеприведённых изъянов мышления добропорядочного и успешного американца, коим несомненно является мистер Карлсон заложены в самом архетипе так называемого «американского духа». Построенного на предвосхищении всего и вся в парадигме «что я буду с этого иметь».

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-4

Очень глубокие исследователи-филологи убеждены, такое мышление связано с особенностями английского языка, когда будущее время сопряжено с глаголами «воли и поведения» (will = хочу, shall = должен). Прочие континентальные языки Евразии обозначают будущее статично, даже безвольно: нечто будет = имеет быть («иметь» – статическое владение, а не процессное воление). Так формируется ценностное понятие «истины».

Для янки она должна иметь ... конечную стоимость, прибыльность, маржу. То есть, быть кредитоспособной. Именно поэтому США живут в кредит, словно не понимая, что живут за счёт будущих поколений. И столь безразличны к наличности, считая хорошую кредитную историю в банке величайшим достижением. Вся страна вовлечена в биржевую игру, более 80% простых янки имеют на руках акции. Живя не в мире Истории, а хрестоматийной Футурологии. В попытке угадать завтрашнюю цену акций, курс валют, прогнозы на рост/падение рынка, отрасли, группы компаний, корпорации.

Архетип

Сложно? Предлагаю тогда заняться почти бытовым упрощением и постараться понять, что есть типичный американец. Держа в тылу мысль, что элита многие качества архетипа возводит в абсолют. Порой переходящий, как водится – в абсурд. Начну с того, что мировые настоящие цивилизации базируются на особых формах философии, классической национальной литературе, ярких культурологических особенностях. Что Вы знаете об «американской философии» или «американской литературе», внёсших в мировое наследие хорошо заметный и очевидный вклад? Не напрягайте память – нет такого.

Америка возникла, если рассуждать мистически – как общество «умерших людей», пересекавших Атлантику словно античные греки, отправлявшиеся в царство Аида. На лодке через реку Стикс. Смысловая нагрузка тоже понятна, так человек меняется, через смерть получает новое загробное рождение. Прибывая в Новый Свет, пилигримы-переселенцы попадали во вторую мистическую для их сознания реальность Нового Вавилона. Либо «плавильного котла», где грязная руда с примесями и шлаком прежних жизненных установок превращается в чистый металл. Чистый от корней происхождения, национальности, культуры своего места рождения.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-5

Именно поэтому столь печальная судьба постигла аборигенов-индейцев, слишком цеплявшихся за свою землю. Их просто целенаправленно истребили «новые американцы», даже не пытаясь ассимилироваться, как всегда происходило во время больших миграционных процессах до той поры. В качестве иллюстрации можно вспомнить Латинскую Америку, где после эпохи грабежа, эпидемий и дискриминации наступила эра взаимопроникновения культур. Едва вопрос христианизации был решён положительно.

Американцы будущих США изначально начали решать вопрос радикально, как только их численность приблизилась к критической на побережье Атлантики. Варварское отношение к коренному населению и природе здесь приобрели фантасмагорические формы, всё измерялось акрами и количеством сырья, возможностью извлечь природные богатства и выгодно их продать. Так были вырублены вековые леса, уничтожены сотни миллионов бизонов в прериях, изгажены реки и озёра, истреблены прежние моральные устои отношения к земле и труду. «Новый человек» всё кроил по-новому.

Если уйти в мистику и символизм – то никогда американцы не выбирали себе «растительные тотемы» для культурного кода, предпочитая животных. Тем самым на подсознательном уровне отрицая связь корней с землёй, длительность процессов роста и развития. Эволюция была построена на стремительном прибытии из-за океана рабочих рук, интеллекта, творчества, компетенций. Не нужно выращивать своих гениев и рабочих, куда проще завозить в неограниченных количествах. И осваивать пространства, словно первопроходцы, ковбои, рисковые золотодобытчики и трапперы.

С их тотемами «Белого Клыка», «Краба», «Акулы», «Спрута», «Кита». Так к слову, напоминаю самые знаменитые литературные образы американской литературы Д. Лондона, Норриса, Драйзера, Хемингуэя, Мелвилла. Поэзия примерно такого же пошиба, почитайте Уитмена и Сэндберга. Простенько, незатейливо, без глубоких чувств, размышлений и глубины. Ровно так же произошло с христианством Америки, где протестантизм десятков течений, католицизм и щепотка православия буквально взорвались самыми дикими ересями и сектами. Исключительно законно, в рамках «свободы вероисповедания, плюрализма мнений и полной свободы личности».

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-6

Так и повелось, что в одном, самом малом городишке уживались несколько представлений о Творце. Для протестантов всех мастей он был «Бухгалтером-Счетоводом», щелкающим костяшками счётов и отмеряющим райскую благодать соразмерно нажитому достатку. Католики почитали жестокого и строгого Отца, негритянское население пело ему душевные песни, как родному Брату, а латинос видели Младенца под опекой взрослой и внимательной Богоматери. С полным отсутствием европейской зацикленности на хрестоматийной дьявольщине. Одним словом – общество подростков.

Как следствие, пренебрежение социальными и культурными механизмами торможения. В Америке испарялась чопорность англичанина, искрящая беззаботность итальянца, мелочность бюргера, застенчивость славянина, закрытость азиата. Свобода! Максимум естественности и непосредственности. Как отмечали путешественники – излишняя импульсивность, постоянное перевозбуждение, нервное напряжение, необдуманные реакции. И очень странная музыка назойливо-громкого салуна. Куда стекаются очень довольные собой люди после трудового дня, святая святых любого американца.

С доминирующим вопросом в любом разговоре, ведётся ли он в грязной таверне, деловой конторе или академической гостиной: «как это работает», «как улучшить», «как дешевле сделать». Пытливый ум на всех уровнях для достижения величайшей благодетели и американской мечты «Как заработать миллион». Именно заработать, а не украсть (хотя потом научились лучше всех в мире). Это старая догматика протестантов, сделавших безработицу страшным грехом, а вызывающим благословение Небес – образ «homo faber», человека трудящегося/работающего. С обязательной молитвой и тягой к риску.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-7

Как всё уживалось в том архетипе? Как-то ... Культ изобретательства, постоянного стресса, готовности экспериментировать, поставить все фишки на «зеро», небывалая мобильность, азарт обжить новое место при минимуме образования и систематического повышения квалификации/умений. Поскольку культовыми являются совсем другие примеры достижения успеха, публичного признания, достатка и процветания. Тут главное «пиар и реклама», а не долго культивируемые личные качества, интеллект, мастерство.

Последствия

Столь сильная трансформация коллективного сознания, его небывалая лёгкость и некритичность к происходящим историческим событиям порождает одну хорошо известную химерумифологизацию. Она в американской историографии началась с самого начала государственности, Войны за независимость США 1775-1782 гг., когда колонисты подняли мятеж против метрополии Великобритании. А после случилась страшная национальная трагедия, едва не поставившая крест на существовании США – Гражданская война. Стоившая американцам кризиса идентичности, поскольку смерть сотен тысяч сограждан так и не была понята. А на вопросы «кто мы», «что нас объединяет», «что теперь делать» – не получили исторической оценки.

XIX век в Европе стал расцветом национальных империй и сильных централизованных государств, лучшие энциклопедические умы писали «национализирующие истории», способные сплотить нацию/державу. Как водится, создавался Пантеон национальных героев и мифов. Преимущество Старого Света было в том, что здесь было где разгуляться историкам, идеологам, философам, глубина веков позволяла складывать любые конструкции национального единства. У американцев была пустота, несколько исторических дат из времён обретения независимости, да страшная братоубийственная резня, так и не примирившая Север и Юг.

Так из банальной «зимовки Велли-Фодж» (военный лагерь Континентальной армии Джорджа Вашингтона во время Войны за Независимость США) сотворили такое эпичное событие, кто читал американские учебники/исследования на тему или наблюдал за ежегодными торжествами с обязательным присутствием президента – будет либо смеяться, либо искренне жалеть добрых американских людей. Коим впаривают грустное и рутинное бивачное мероприятие за эпохальную историю. Для понимания: представьте себе кутузовский «Совет в Филях» и умножьте его на Новый Завет...

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-8

Любой эпизод борьбы колонистов с малочисленными британцами обложен Монбланом исторических исследований, придавлен сверху Эверестом художественной литературы и произведений поп-культуры. Кинокартину «Патриот» видели с Мелом Гибсоном? Исторической реальности и батального размаха битв при Камдене, Коупенсе, Гилфорд-Куртхауз и других – знаете сколько? Они с огромным запасом уложатся в сухие строчки донесений из боевых журналов корпусов генерала Тучкова и поляка Понятовского во время арьергардных боев на Старой Смоленской дороге 1812-го.

Повторюсь – с огромным запасом по числу погибших, раненых, награждённых за подвиги с обеих сторон. Таким же образом новорожденные американцы придумали небылицы об Отцах-Основателях. Даже сам термин очень поздний, раньше в американской газетной истории были «отцы-пилигримы», «первые переселенцы», «строгие пуритане XVII века».

Но после войны за Независимость неожиданно появляется Поколение «founding fathers», в едином боевом порыве создавшее Свободную Республику. А цифры такие: в Северной Америке (и по дороге через Атлантику) от болезней умерло 12 тысяч британских солдат и пять тысяч немцев-наёмников, 6 тысяч – погибли в боях. Колонисты на полях сражений потеряли 25 тысяч человек, 50 тысяч – от болезней и ранений. Эпическая семилетняя история.

Не менее накручено мифологии вокруг Джорджа Вашингтона, главнокомандующего Объединенной армией Колоний и первом президенте США. Уж сколько собрал толстенных томов об этом «бесстрашном историческом и легендарном лидере, рыцаре без страха и упрека, моральном ориентире американского народа на все века ... страшно представить. И устал объяснительные личному казначею (в обиходе – жаба душная) строчить, с какой такой целью бюджет на подобную чушь тратил по молодости лет. Вся данная историческая помойка сродни художественной литературе о маленьком и кудрявом Володеньке Ульянове для октябрятского возраста.

Но американцы исписали сотни тонн книг, разбирая на молекулы каждый выдох и вдох Вашингтона, чуть менее тонн макулатуры посвящено Томасу Джефферсону и Бенджамину Франклину. Каждая цитата, ненароком брошенная фраза, чих и (пардон, дамы) пук – это предмет многотомных исторических исследований. Ставший каноном ещё в конце XIX, окончательно оформив ореол величия Отцов-Основателей. По сути: рабовладельцев, жутких пройдох, интриганов, лжецов и политических приспособленцев. Из той эпохи самое ценное можно вынести ... разве что цитату Франклина «Время – деньги», как главный ориентир настоящей американской идентичности.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-9

Выводы.

Надеюсь, вполне доступно объяснил, как формируется фундамент национальной идентичности. Если Европа, а тем более Азия располагает бесчисленными национальными легендарными героями из невообразимой тьмы веков – то американцы наспех сляпали подобный пантеон из людей, по историческим меркам ... почти современников. На основе баек, россказней трапперов и колонистов, газетных вырезок «желтой прессы». Тамошний супер-герой XIX века катается верхом на крокодиле, за пять миль выстрелом бьёт белку в глаз, на лихом скакуне перемахивает Потомак, сотнями укладывает злобных индейцев охотничьим ножом и вообще – управляет погодой.

Отцы-Основатели, первопоселенец Даниэль Бун, легендарный борец за свободу Техаса Дэви Крокетт, миссионер Джонни Эпплсид («Джонни Яблочное Зерно») и десятки других персонажей ковбойских сказок у костра – стали мейнстримом, магнитом притягивая к себе более фундаментальные псевдоисторические исследования. С одной лишь задачей – максимально увеличить летопись США, наполнить её хоть какими-то страницами. Нужно сказать – это получается.

Объясню логику американцев и столь любимый ими «миропорядок на правилах». Он касается истории в том числе. Святая святых США – преемственность и устойчивость существующих институтов государства. Янки из-за собственного архетипа полностью отрицают (на обывательском уровне чуть-чуть образованного человека) классическую для Евразии модель преемственности исторических эпох, национальной идентичности.

Для них Россий ... несколько. Одна была при Рюрике и его прямых наследниках. Закончилась – и тут нужно ставить точку, поскольку появилось «лествичное право» и новый правовой Кодекс. Пришла Орда – новая страница и новое государство. Московское Царство и Российская Империя тоже две разные исторические эпохи и само собой – чуждые друг другу государства с отдельной историей каждого. Большевики СССР, независимая Россия – из той же оперы.

А что же такое США? В такой логике – одно из самых древних государств «цивилизованного мира». Аккурат с 4 июля 1776 года существует в практически неизменном виде, сохранив с рядом косметических изменений атрибуты устройства: флаг, валюту, язык, институты права, систему выборов.

Хотел писать про одно, а получилось совсем другое.-10

Сообразно историческому процессу и прогрессу «гуманистических взглядов» дополняли Поправками незыблемую Конституцию, эволюционировали в правовом поле для осознании личных свобод гонимых и презираемых ранее социальных групп (женщины, чернокожие, всякие экстремистские меньшинства). Все ради развития индивидуальной свободы граждан, как и было заповедано Отцами-Основателями.

Четверть тысячелетия – вам мало для настоящей древности и устойчивости? Когда в Евразии за это время чего только не поменялось: от форм правления – до переделов границ и смены социальных формаций с перемещениями народов. Поэтому нам с американцами никогда не понять друг друга, мы для них вздорные и вечно воющие туземцы. С непонятной тягой к развалинам, памятникам, давно исчезнувшим историческим персонажам и неподкреплённым ничем самомнением, ложной аргументацией «древности».

«Демократия» США – одна из самых старых и устойчивых, именно поэтому она обязана приноситься даже силой в любой уголок планеты. Ругать Гитлера с его идеологией бессмысленно, поскольку Третий Рейх не имеет отношения к ФРГ, а венгры могут воссоединиться с одноплеменниками, если на то им достанет силы или хитрости. Вот с кем разговаривал Владимир Владимирович намедни, вызывая почти детские эмоции удивления и непонимания.

Поэтому, когда мы с таким же изумлением смотрим на поведение политических элит США с их патологической тягой переписать историю всем на свете – помните об архетипе Нового Вавилона. В нём всё идеально и хорошо с точки зрения «рекламы и пиара», с одной лишь поправкой: рухнет, как и Старый. Поскольку без фундамента не построишь высокое строение, без прошлого не разглядишь будущего. А канон «здесь все понарошку, кроме денег» вряд ли можно считать национальной идеей. Такие вот мысли сегодня будут...

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ

Картина дня

наверх